МОЗЖЕЧКОВО-МОСТОВОЙ УГОЛ


МОЗЖЕЧКОВО-МОСТОВОЙ УГОЛ

МОЗЖЕЧКОВО-МОСТОВОЙ УГОЛ (Klein-hirnbruckenwinkel, angle ponto-cerebelleuse, по нек-рым angle ponto-bulbo-cerebelleuse) занимает своеобразное место в невропатологии, неврогистопатологии и неврохирургии. Названием этим обозначается угол между мозжечком, продолговатым мозгом и мостом. С мозжечковой стороны угол, соответствует крайне-переднему участку нижней поверхности органа, у места выхождения ножки моста. Через это пространство во фронтальном направлении и почти горизонтально входит пучок, состоящий из nn. VII, VIII и intermedius. Тотчас кзади и медиально в боковом дивертикуле IV желудочка располагается plex. chorioideus ventr. IV; на * Кушинг (Cushing) в своих случаях находил поражения nn. VI и YII в 2/з общего числа. Гейманович не видел такой частоты поражения п. VI. мозговыми симптомами являются ранним признаком опухолей М.-м. у., то процессы в пирамидной кости приходится при известных обстоятельствах диференцировать от

Рисунок 1.                                 Рисунок 2.

Рисунок 1. Опухоль слухового нерва, врастающая в канал. Рисунок 2. Отношение опухоли слухового нерва к каналу. ранних стадиев опухоли М.-м. у. Специфической опухолью угла является фиброма, resp. неврофиброма п. VIII (фибросаркома и т. д.). История вопроса о симптоматологии и патологии угла связана с историей опухолей этого нерва (первое описание сделано видимо Sandifort'oM в 1777 г.). Опухоль слухового нерва (рис. 1 — 3), Acusticustu-mor, может быть проявлением общего неврофиброматоза. На этой почве могут развиться как двусторонние опухоли угла, так и сочетание опухоли угла с неврофиброматозом других областей. Что же касается опухолей области М.-м. у., исходящих не из слухового нерва, то они могут относиться то к разлитым, то ограниченным опухолям основания (оболочки мозга, кости, в частности хо-лестеатомы основания), то к опухолям, исходящим из самого вещества мозга [см. отдельную табл. (ст. 71 — 72), рис. 3]. Другими образованиями, могущими давать подобные же симптомокомплексы, могут быть аневризмы и гематомы, паразитарные образования (цистицерк, эхинококк), абсцесы (гл. обр. ушные), сифилис, редко tbc. Сифилис

Рисунок 3. Опухоль слухового нерва (1) с ки-стозным (2) перерождением; 3—мозжечок.

может проявляться тут в гуммозной или се-розно-кистозной форме (Акоподжанянц, Ро-бустов), иногда на обеих сторонах (двусто- ронняя сифилитическая киста, симулирующая двустороннюю опухоль М.-м. у.— Гейманович). Изменения спинномозговой жидкости при типической опухоли слухового нерва (во всяком случае в раннем стадии) сводятся к гиперальбуминозу (экстрацеребральная компрессия), обычно без клеточных элементов, а при большом давлении— к ксантохромии. Гиперальбумиыоз, явления со стороны п. acustici и гипестезия согпеае (в особенности если к этому присоединяются мозжечковые явления) служат ранними симптомами опухоли М.-м. у. Рентгенологически обнаруживается расширение внутреннего слухового прохода, но может

Рисунок 4. Пунктирная линия указывает положение костных отверстий по отношению к синусам: А—при одностороннем вмешательстве; В—через лабир-инт; С—комбинированно и D— при двустороннем вмешательстве.

случиться и сужение его из-за реактивного гиперостоза.                                     А. Гейманович. Хирургия М.-м. у. При установке диагноза мосто-мозжечковой опухоли операция производится также, как при опухоли мозжечка или через лабиринт (рис. 4). Последнее рекомендуется отиатрами. Прежде чем итти в глубину задней черепной ямки (см. Мозжечок, хирургия), необходимо точно обследовать состояние гемисфер мозжечка—сравнить их величину, положение, консистенцию, кровоснабжение и обратить внимание на отношение продолговатого мозга к foram. occipit. magnum и на степень выпирания гемисфер из отверстия твердой мозговой оболочки. Слишком значительное выпадение гемисфер характеризует скорее опухоль внутримозжечковую, чем опухоль мо-сто-мозжечковую. При отсутствии резких изменений в гемисферах производят обследование М.-м. у. Гемисфера обычно отклоняется большим шпаделем кнутри и кверху (рис. 5). Часто в М.-м. у. находят серозные кисты, впереди которых расположены истинные опухоли. Отыскивание опухолей иногда представляет значительные трудности, и приходится значительно смещать гемисферу мозжечка, что является очень нежелательным. Когда опухоль обнаружена, удаление ее производят или путем вылущения ее паль-

Ш\

Рисунок 5. цем (метод, не находящий себе больше сторонников) или посредством осторожного удаления по частям. Сначала вскрывается капсула опухоли (рис. 6), затем ложечкой по частям удаляется опухоль (рис. 7 и 8), что в большинстве случаев удается легко в виду ее жирового перерождения. При удалении и после удаления бывает значительное кровотечение из стенок капсулы—оно останавливается или тампонацией или какими-нибудь фиксирующими жидкостями (раствор формалина, Ценкеровская жидкость). Второй метод, одно время привлекший внимание хирургов,— „метод высасывания опухоли (Krause; 1903). При этом методе к поверхности опухоли подводят стеклянную трубку, присасывают ее и вытягивают; при этом тянутся и капсула, и соседние здоровые ткани, и сосудистые пучки, к-рые рекомендуется перевязывать. Последнее очень трудно в виду тесноты, и обычно при высасывании дело идет больше об обрывании, к-рое сопровождается значительным кровотечением. Третий метод доступа к опухолям М.-м. у.—через рассечение геми-сферы мозжечка или посредством удаления его (Во-rchardt, Frazier). Хотя эти операции и переносятся б-ными, а фнкц. расстройства бывают не столь тяжки, но они мало нашли последователей, т. к. в большинстве случаев такая травма является излишней. При операциях в области М.-м. у., в особенности при удалении опухолей п. acusti-ci, чрезвычайно важным моментом является сохранение пп. acusticus, facialis, а при новообразованиях области М.-м. у. в истинном

Рисунок 7.

смысле этого слова приходится думать о п. trigeminus и п. abducens. Сохранение этих нервов не всегда возможно, к тому же нужно заметить, что перечисленные нервы иногда бывают и сами поражены болезненным процессом (см. выше). Наряду с новообразованиями п. acustici и новообразованием тканей в области М.-м. у. при хирургическ. вмешательстве чаще всего приходится находить серозный ограниченный менингит, сифилитический и туб. менингит. Эти заболевания по симптоматологии в нек-рых случаях трудно отличить от истинных новообразований, итоль-ко во время операции устанавливается правильная диагностика. В последнее время в литературе все чаще приходится встречаться с отчетными данными различных авторов, указывающих на успехи топической и фнкц. диагностики по отношению к опухолям М.-м. у., но ошибки все же неизбежны: описан ряд процессов, поведших к ошибочной диагностике: болезнь Меньера, паралич Белла, не-вральгия лицевого нерва, рассеянный склероз, множественные невриты черепных нервов, невральгии затылочных нервов, torticollis, бульбарный прогрессивный паралич, бульбарн. синдром, табес, опухоли четверохолмия, псамм о-ма третьего желудочка, опухоли височной доли, опухоль Гассеро-ва узла и наконец опухоль лобной доли. Хирург должен знать о возможности таких процессов, чтобы при отрицательных результатах обследования мог изменить ход операции и использовать операцию в целях диагностических.•— Результаты оперативного вмешательства. Смертность при оперативных вмешательствах довольно высока. До начала последнего десятилетия она колебалась между 68 — 75 — 86,6% (статистика Tooth'a, Henschen'a, Krause, Eiselsberg'a). В течение последних 15 лет Кушинг опубликовал ряд отчетных докладов, где указано, что процент смертности падал последовательно с 40 до 33,3, 30, 24, 20 и до 11,1%. Что касается фнкц. результатов, то цифры излечения и значительных улучшений пока еще невелики.                                      Н. Бурденко. Лит.: Акоподжаньянц А., К вопросу об изолированном сифилитическом менингите мозжечково-мостового угла, Совр. психоневрология, 1927, №4; Гейманович А., Из клиники невроеифи-лиса, Проблемы невропатологии, Труды Укр. психо-неврол. ин-та, т. VII, 1928; Робустов Г., Сифилис мозжечково-мостового угла, Рус. вестн. дерматологии, т. V, 1927, №8; Станиловский Л., К вопросу об опухоли т. наз. мозжечково-мостового угла, Журнал невропатологии и психиатрии, 1908, кн. 6, стр. 940—9 82 (лит.); Cushing H., Tumours of the nervus acusticus and the syndrome of the cere- » bellopontile angle, Philadelphia—L., 1917; J u m e n-tie J., Les tumeurs de Tangle ponto-cerebelleux, P., 1911; Henschen F., tJber Geschwulste der hinteren Schadelgrube, insbesondere des Kleinhirnbru-ckenwinkels, Jena, 1910. См. также лит. к ст. Головной мозг и Мозжечок. М03ЖЕЧ0Н. Содержание: I. Филогенетическое развитие М........   503 II. Онтогенетическое развитие М........   509 III.  Анатомия и гистология М..........   511 IV.  Физиология М............• ....   524 V. Патология М..................   535 VІ. Хирургия М..................562 Мозжечок,4 малый мозг, cerebellum, cervelet, Kleinhirn, одна из составных частей головного мозга, заведующая координацией и регуляцией всех движений как произвольных, так и рефлекторных. М.—орган непарный, симметричный; лежит М. в задней черепной ямке (см. Кранио-церебральная топография); он образует заднюю стенку, или крышу IV желудочка; расположен кзади от продолговатого мозга и Варолиева моста, книзу от corpora quadrigemina, под задними долями полушарий большого мозга, от которых отделен отростком durae matris (см.), так наз. палаткой, или наметом (ten-torium cerebelli) (рис. 1 и 18). I. Филогенетическое развитие мозжечка. Мозжечок у различных классов животных развивается параллельно со всей центральной нервной системой: рудиментарный у низших животных, он достигает максимального

Рисунок 1. Сагитальный разрез головы человека: I—мозжечок; 2—protuberantia occipitalis in— terna; 3—IV желудочек; 4 и 6—верхние шейные позвонки; 5—спинной мозг; 7—продолговатый мозг; 8—Варолиев мост; 9—corpus callosum; 10—лобная доля мозга; 11—falx се-rebri major durae matris; 12—confluens sinuum.

развития у млекопитающих. Гист. строение его у животных всех классов, за исключением самых примитивных, по существу одинаково; он состоит из серого и белого вещества; серое вещество, образующее его кору, делится на три слоя (молекулярный, зернистый и между ними один ряд крупных клеток Пуркинье) и покрывает * всю поверхность мозжечка. Кроме коры скопления серого вещества встречаются и в глубоких частях М., образуя подкорковые ядра. Под корой лежит белое вещество, образованное различными в фнкц. отношении волокнами—ассоциаци- онными, комиссуральными и проекционными.—У amphioxus, у миксин, к-рые живут паразитами в теле других рыб или на камнях, присосавшись к ним, М. отсутствует.— Самый примитивный мозжечок имеется у

Рисунок 2.                          Рисунок 3.

Рисунок 2. Головной мозг акулы: 1—мозжечок; 2—двухолмие; 3—lobus olfactorius; 4—промежуточный мозг; 5—лродолговатый мозг; 6— п. vagus. Рисунок 3. Головной мозг саламандры: 1—моз- ' жечок; 2—п. trochlearis; 3—двухолмие: 4—п. opticus; 5—полушария головного мозга; 6— . lobus olfactorius; 7—продолговатый мозг; 8— IV желудочек. м и ню г (Petromyzon): он имеет вид пластинки, расположенной кзади oTtectum ор-ticum, и является как бы продолжением ядер продолговатого мозга (ядер nn. latera-lis et vestibularis). Эта пластинка имеет характерные для мозжечка клетки-зерна; что же касается клеток Пуркинье, то настоящего слоя их нет, а есть отдельные большие клетки,рассеянные неправильно среди клеток зернистого слоя. Этот примитивный, М. все-таки имеет свои афферентные пути— nn. lateralis et vestibularis; существование связи со спинным мозгом не доказано, но имеются волокна, связывающие его перекрестно с hypothalamus, а также со средним мозгом. Эфферентные волокна берут начало в больших- клетках М. и заканчиваются в. двигательной области продолговатогоj it среднего мозга, частью перекрещиваясь. Помимо клеток коры существует еще скопление серого вещества на границе с продолговатым мозгом — nucleus subcerebellaris; волокна из него после перекреста идут к ядрам nn. III. Рисунок 4. Головной мозг лосося: 1— мозжечок; 2—двухолмие; 3—полушария головного мозга; 4—lobus olfactorius; 5—черепномозговые нервы; 6—продолговатый мозг. Таким образом М. здесь не является простой пластинкой, простым слиянием ядер продолговатого мозга, но органом, связанным афферентными и эфферентными путями с окружающими образованиями. М. р ы б. М. хрящев. рыб (Plagiostomata), как акула, скат,также расположен кзади от

505                                                                         M03J:

tectum opticum; более сложный по своему строению, он имеет вид удлиненного отростка, прикрепленного основанием к стволу мозга и свободного сзади (рис. 2 и 4). У костистых рыб поверхность его гладка, у рыб хрящевых она разделена бороздами на извилины, аналогичные извилинам высших позвоночных. В М. рыб можно различить среднюю часть—corpus cerebelli и два боковых образования—auriculae cerebelli (ушки мозжечка), являющиеся гомологами flocculi у млекопитающих. У большинства рыб поперечная борозда делит corpus cerebelli на переднюю и заднюю части, к-рые в свою очередь у больших рыб подразделены на ряд извилин: чем крупнее животное, тем больше извилин и тем сложнее рисунок разреза; иногда разделение corp. cerebelli на части не равномерно—передняя часть меньше задней. Гистологическое строение коры М. у высших рыб более диференцировано, связи его более сложные. Внутри М. находится желудочек, место к-рого у высших животных занято белым веществом, у рыб же белое вещество слабо развито и имеет вид узкой полоски, расположенной непосредственно под слоем клеток Пуркинье; состоит оно из центробежных и центростремительных волокон. Настоящих подкорковых ядер в М. рыб нет, за исключением небольшого скопления клеток в наружных отделах М. (nucl. lateralis cerebelli, соединяющийся с ядрами nn. vestibularis и lateralis). Связи М. с окружающими образованиями очень богатые— в М. заканчиваются, помимо части волокон п. vestibularis, волокна из спинного мозга, частично перекрещивающиеся, затем волокна из продолговатого мозга и из среднего мозга. Из эфферентных волокон описывают: 1) волокна, идущие от клеток Пуркинье к моторным центрам продолговатого и спинного мозга; очень небольшая часть их оканчивается около ядер п. oculomotorii; 2) brachia conjunctiva, берущие начало в nucl. lateralis cerebelli и отчасти в клетках Пуркинье; волокна их перекрещиваются и оканчиваются большей частью в nucl. reticularis продолговатого мозга, около ядер п. III, остальные в примитивном nucl. ruber и в hypothalamus; 3) tractus cerebello-vestibularis et cerebello-bulbaris, волокна которых являются координирующими между М. и продолговатым мозгом. У земноводных (Amphibia) наблюдается разница в строении М. между хвостатыми и бесхвостыми—у последних он развит лучше. Вообще М. амфибий более примитивен, чем М. рыб; с одной стороны он напоминает М. миноги—имеет вид пластинки с утолщениями по сторонам, с другой стороны—М. рыб благодаря наличию auriculae cerebelli ; у хвостатых амфибий (саламандра) последние очень больших размеров и прилегают к боковым стенкам среднего мозга, срастаясь с ним (рис. 3); внутри они содержат очень широкую полость—recessus lateralis. Corpus cerebelli расположен над IV желудочком и состоит симметрично из двух утолщений, связанных комиссуральными волокнами, среди к-рых можно видеть небольшие кучки нервных клеток. Молекулярный слой покрывает всю поверхность М.; в corpus cerebelli находятся и большие нервные клетки—рудимент клеток Пуркинье; клеток-зерен нет. Из афферентных волокон часть оканчивается в corp. cerebelli, а часть в auricu-lum cerebelli, следовательно существует такое же разделение, как и у рыб. К первым волокнам относятся спинно-мозжечковая система (tract, spino-cerebellaris ventralis et dorsalis), волокна, идущие от hypothalamus (связь перекрестная) и tractus tecto-cerebel-laris. В auricul. cerebelli оканчиваются волокна nn. lateralis et vestibularis. Аксоны больших клеток образуют эфферентные волокна М. (tr. cerebelli motorius), частично перекрещивающиеся и оканчивающиеся в ядрах nn. oculomotorii; другая эфферентная система—brachium conjunctivum—после частичного перекреста оканчивается в покрышке среднего мозга, там, где у высших животных находится красное ядро. Наконец в М. амфибий существуют собственные волокна, связывающие обе половинки corp. cerebelli и образующие комиссуральную систему. — У бесхвостых амфибий (лягушка) разница в строении М. заключается в том, что corpus cerebelli гораздо лучше развит, тогда как auriculae cerebelli остаются слабо развитыми и параллельно с этим слабо развита вестибулярная система. Кора, покры-

Рисунок 5.                            Рисунок 6.

Рисунок 5. Головной мозг змеи: 1—мозжечок; 2— двухолмие; 3—промежуточный мозг; 4—полушарие головного мозга; 5 — продолговатый мозг; б—IV желудочек; 7—спинной мозг. Рисунок 6. Головной мозг кролика: 2—полушария мозжечка; 2—vermis мозжечка; 3—четверохолмие; 4 — полушарие головного мозга; 5—lobus olfactorius; б—продолговатый мозг. вающая corp. cerebelli, состоит из двух слоев—молекулярного и зернистого, между которыми регулярно распределены клетки Пуркинье. Связи М. с окружающими образованиями те же, что и у хвостатых амфибий. М.пресмыкающихся (Reptilia)представляет большое разнообразие в величине и форме. У змей вследствие того, что у них есть только туловище, а конечностей нет, М. очень небольших размеров и имеет вид тонкой поперечной пластинки, перекинутой через IV желудочек (рис. 5); клеток Пуркинье очень много и они лежат близко одна к другой. М. ящерицы имеет очень своеобразное строение в виде изогнутой пластинки, покрывающей и заднюю часть tec-ti optici; молекулярный и зернистый слои очень хорошо развиты. У черепах и крокодила М. имеет хорошо развитую форму с полостью внутри, заполненной частично plexus chorioideus; настоящие мозжечковые бороз-

ды появляются только у крокодила. Имеются две поперечные борозды, которые делят сотр. cerebelli на три части—lob. anterior, medius et posterior; последняя связана с auricula cerebelli, к-рое очень слабо развито, слабее, чем у рыб. Кора М. построена по общему принципу. Можно отметить скопление клеток, являющихся гомологами центральных ядер М., а именно ядра покрышки и nuclei dentati. Из афферентных путей очень хорошо развит fasc. spino-cerebellaris; из эфферентных имеются пучки, берущие начало в ядрах (brachium conjunctivum), крючковидный пучок и один пучок от клеток коры (tractus cerebelli motorius)..

У птиц (Aves) M. достигает очень большого развития даже и по отношению к полушариям головного мозга (рисунок 7); он Рисунок 7. Головной мозг голубя: 1—мозжечок; 2—полушарие головного мозга; » 3III желудочек; 4—гипофиз; 5—двухолмие; 6— Варолиев мост; 7—спинной мозг; 8—продолговатый мозг. образован почти исключительно средней долей и только у некоторых птиц впервые появляются боковые доли, или полушария:едва намечаются они у гуся, курицы, воробья, хорошо видимы у голубя, страуса, утки, аиста. Вообще у тех птиц, которые поднимаются в воздух и могут там держаться, боковые части лучше развиты. Средняя доля богата бороздами, делящими ее на поперечные пластинки, количество к-рых варьирует от 10 до 20 (по Leuret); чем больше птица, тем более развиты борозды и пластинки. При сравнении веса М. у различных видов птиц было отмечено, что его развитие связано с известной фнкц. способностью—у морских птиц, к-рым приходится дольше держаться в воздухе, М. лучше развит. М. птиц состоит из коры, белого подкоркового вещества и четырех центральных ядер (два средних и два боковых); кроме того в ножках, связывающих М. с продолговатым мозгом, находится ядро, принадлежащее VIII паре черепномозговых нервов. В М. птиц было установлено присутствие нескольких систем афферентных волокон, идущих в М. из основания задних рогов спинного мозга, из ядер задних столбов, из corpus bigeminum и оканчивающихся в коре М. Волокна, берущие начало в коре М., относятся к комис-суральным, ассоциационным, а также и к проекционным; из них последние оканчивав ются в центральных ядрах. Ббльшая часть эфферентных волокон берет начало в центральных ядрах и идет к ядрам п. vestibularis, к двигательным ядрам п. trigemini, п. facialis и спинного мозга, к оливам продолговатого мозга и в fasc. longitudinalis posterior, с к-рым они доходят до ядер nn. oculomotorii и до спинного мозга. М. млекопитающих (Mammalia) характеризуется увеличением в размерах боковых долей, образующих полушария, а также и flocculi (рис. 6 и 8). Полушариям как вновь появляющимся образованиям присваивается название neocerebellum, а средней части (vermis и flocculus) как старым образованиям — palaeocerebellum. Развитие neocerebelli ставится в связь с развитием главной оливы и коры полушарий головного мозга (корково-мостовые волокна). Развитие борозд происходит в строгом порядке. Вначале появляются главные борозды, разделяющие М.-на три доли — lobus ant., medius et post, (как у птиц), и таким обр.выделяется средняя доля, которая является у низших животных основой мозжечка. Главную роль играет задняя часть, обозначенная Больком (Bolk) как lobus complicatus. Соотношение между центральной частью (vermis) и боковыми частями (полушариями) меняется в зависимости от вида животных: центральная часть очень хорошо развита у грызунов, гораздо меньше у жвачных и у травоядных. Полушария очень сильно развиты уже у обезьян и достигают максимума, у человека; их развитие подчинено развитию полушарий головного мозга, и в том же направлении идет развитие Варолиева моста и средних ножек М.;у обезьян напр. размеры Варолиева моста, средних ножек и полушарий М. очень значительны, как и полушарий головного мозга. Количество борозд и извилин увеличивается с величиной и весом мозжечка. У млекопитающих существует очень тесное соотношение между центральными ядрами М. и ядрами п. vestibularis; ядро Бехтерева тянется почти-что до самого nucl. fastigii в виде отдельных маленьких островков серого вещества; oliva inferior достигает очень большого развития и принимает фестончатый вид, ее филогенетически старая часть (добавочные оливы, фронто-медиаль-ная часть главной оливы) соединяется с vermis, к-рый также является филогенетически более старым образованием; остальная же часть оливы соединяется с корой полушарий.—У млекопитающих, кроме путей М. >

Рисунок 8.                             Рисунок 9.

Рисунок 8. Головной мозг собаки: 1--полушарие мозжечка; 2—vermis; 3—полушарие голов-• ного мозга; 4—lobus olfactorius; 5—продолговатый мозг. Рисунок 9. Поперечный разрез заднего мозгового пузыря человеческого зародыша 41/, недель: 1—основная пластинка; 2—боковая пластинка; 3—IV желудочек; 4—крыша IV желудочка; 6—п. vagus. существующих у низших животных, появляются новые, а именно церебро-понто-це-ребелярные пути, свягывающие кору полушарий головного мозга с корой полушарий М. через ядра Варолиева моста.—Ядра М. у самых ниеших млекопитающих (Insecti-vora) встречаются в количестве одного; у других низших—два (nucl. fastigii et nucl. cientatus) или три (еще nucl. interpositus) и наконец у высших—четыре центральных ядра; каждое из ядер соответствует определенному отделу коры, с к-рым оно и связано проекционными волокнами.—Принцип разделения М. на palaeocerebellum, или vermis и на neocerebellum, или полушария является общепринятым. Правильность такого разделения подтверждается данными филогенетическими, онтогенетическими, анатомическими и пат.-анатомическими. При изучении филогенетического развития можно отметить наличие vermis 'а у всех классов животных, полушария же появляются у более высших. Онтогенез учит, что развитие и ди-ференцировка коры М. происходит ранее в vermis и в flocculus; борозды развиваются также раньше в palaeocerebellum; присутствие миелиновых волокон уже ясно выражено на 7-м месяце внутриутробной жизни, тогда как в полушариях даже при рождении еще нет миелина; связи с окружающими образованиями у них различны—vermis соединен с нижними отделами центральной нервной системы (спинной и продолговатыймозг), а полушария с верхними (головной, средний мозг), в гистол. же отношении между ними нет разницы. При нек-рых пат.-анат. процессах, как напр. при атрофиях, чаще изменяется neocerebellum как молодое, а потому менее стойкое образование. Но несмотря на все эти данные принцип разделения М. в продольном направлении на vermis и полушария не всеми признается, и предлагается делить М. в поперечном направлении; по мнению этих авторов vermis не может быть отделен от полушарий; путем экспериментов удалось доказать, что в vermis частично оканчиваются те же системы, что и в полушариях; при пат.-анат. исследовании случаев атрофии были найдены изменения и в vermis. По мнению этих авторов наиболее старые отделы М. следует искать не по средней линии, а в базальных и периферических его отделах, к-рые образуют то основание, на к-ром могут развиться'более молодые отделы; термин «vermis», «полушария» ими употребляется для определения только центральных или боковых отделов отдельных долей. В противовес разделению на vermis и полушария, Больк различает в М. только две части—lobus anterior, очень незначительную, покрытую поперечными бороздами, и lobus posterior, вмещающую почти весь М.; между ними находится первичная борозда; lobus posterior в свою очередь делится Больком на 2 части—переднюю и заднюю: передняя (lob. simplex) сравнительно мало развита и также покрыта поперечными бороздами, задняя же часть состоит из общей средней дольки и двух боковых; средняя небольших размеров, ограничена по бокам fiss. paramediana и подразделяется на 3 части—переднюю, среднюю и заднюю. В боковых дольках также различаются три части—-lob. ansiformis, lob. paramedianus и formatio vermicularis; это разделение особенно ясно на мозгу собаки. II. Онтогенетическое развитие мозжечка. Мозговая трубка, из к-рой развивается вся центральная нервная система, имеет вид толстых изогнутых боковых пластинок, соединенных передней и задней комиссурами; каждая из этих пластинок распадается на две—вентральную (основную) и дорсальную (боковую, крыловую) (рисунок 9); эти пластинки имеют неодинаковое морфол. значение. Мозговая трубка расчленяется на головной и спинной отделы, переходящие друг в друга; головной отдел делится прежде всего на три расположенных друг за другом первичных мозговых пузыря—передний, средний и задний. Эти пузыри претерпевают ряд изменений; задний пузырь делится на пузыри заднего и продолговатого мозга. М. вместе с Варолиевым мостом происходит из пузыря заднего мозга; полость внутри пузыря превращается в IV желудочек. В связи с усиленным ростом в длину почти прямая мозговая трубка начинает изгибаться в са-гитальной плоскости; получаются три изгиба—два выпуклостью в дорсальную сторону и один в вентральную. Задний дорсальный изгиб соответствует заднему мозгу или М. Мозжечок развивается из боковых (крыловых) пластинок мозговой трубки в области заднего мозга. Эти;пластинки в конце второго месяца внутриутробной жизни соединяются между собой изогнутым листочком, выпуклость к-рого вдается в полость IV желудочка; он является рудиментом центральной части М. — vermis'а (рис. 10). Дальнейшее развитие идет быстрее в vermis'е (рис. 11— 14), который утолщается и          ^

Рисунок 10.                             Рисунок И.

Рисунок 10. Сагитальный разрез полушария головного мозга человеческого зародыша ?,2г/а мес.: 1—мозжечок; 2 -IV желудочек; 3—спинной мозг; 4—продолговатый мозг; 5—Варолиев мост; б—III желудочек; 7—thalamus opticus; 8—полушария головного мозга; 5—четверохолмие; 10—Сильвиев водопровод. Рисунок 11. Головной мозг человеческого зародыша 3 мес: 1 -полушарие мозжечка; 2—vermis; г—четверохолмие; 4—продольная борозда среднего мозга; 5—полушария головного мозга; б—IV желудочек; 7—продолговатый мозг; 8—спинной мозг. на полушариях же М. извилины начинают выделяться только в середине четвертого месяца; в конце второго месяца на нижней поверхности М. появляется небольшой выступ, к-рый соответствует flocculus. На пятом месяце М. получает свою окончательную формл^; четыре глубоких борозды делят его на пять больших отделов; первый соответствует верхней поверхности полушарий и червячка, второй—их заднему краю, третий, четвертый и пятый—нижней поверхности. Вместе с развитием полушарий М. появляются pedunculi cerebelli ad pontem Varoli; волокна направляются вперед и внутрь и, окружая пирамидные пучки, образуют basis Варолиева моста. В конце третьего месяца внутри полушарий М. по- являются nuclei dentatus et fastigii; от первого отходят pedunculus cerebelli ad corpora quadrigemina, которые развиваются также из боковой пластинки на уровне isthmi; к nucl. fastigii направляются волокна п. vesti-bularis. За последние месяцы внутриутробной жизни М. увеличивается в размере, а также увеличивается количество вторичных

Рисунок 12.

Рисунок 13. Рисунок 12. Наружная поверхность головного мозга человеческого зародыша зг/г мес: 1— мозжечок; 2—четверохолмие; 3—полушария головного мозга; 4—височная доля. 3?ис. 13. Внутренняя поверхность головного мозга человеческого зародыша 4V« мес: 1 — тиозжечок; 2—четверохолмие; 3—затылочная доля; 4—полушария головного мозга; о— thalamus opticus; 6— III желудочек; 7—Варо-лиев мост; 8—Сильвиев водопровод; 9—продолговатый мозг; 10—IV желудочек. и третичных борозд и бороздок, к-рые делят доли М. на меньшие дольки,извилины и пластинки и тем придают ему очень сложное строение, особенно характерное на разрезах мозжечка. Миелинизация М. [см. отдельную таблицу (ст. 63—64), рисунки 1, 2 и 3]. У плода в 42 см длины полушария мозжечка не имеют ни одного миелинового волокна, тогда как в vermis'e их уже достаточно много; ■особенно интенсивно окрашиваются по Вей-герту (специфическая окраска для миелина) волокна передней комиссуры (см. ниже), в других же частях vermis 'а миелиновых волокон меньше и окраска их очень слабая. В белом веществе полушарий миелиновые волокна принадлежат гл. обр. corpus resti-forme; около nilus nucl. den-tati видны волокна, обложенные миелином и принадле- Рисунок 14. Нижняя поверхность головного мозга человеческого зародыша 3Va мес: 1— мозжечок; 2—височная доля; 3—лобные доли; 4—lobus olfactorius; 5—дно III желудочка; б—Варолиев мост; 7—продолговатый мозг. жащие повидимому pedunculus cerebelli ad corpora quadrigemina. У новорожденного миелиновые волокна входят во все мелкие разветвления долек, но они еще недостаточно интенсивно окрашены, равно как и белое вещество полушарий; миелинизация волокон М. продолжается и после рождения и заканчивается к 9—-10 годам. III. Анатомия и гистология мозжечка. Форма М. очень неправильная, его сравнивают с губкой, растущей на деревьях [см. отдельную таблицу (ст. 515—516), рисунки 1 и 2]. Мозжечок состоит из средней части—vermis (червячок) и двух боковых частей—haemisphaeria cerebelli (полушария).

Размеры М.: поперечный диаметр от 10 до 11 см, сагитальный—для vermis 3—4 см, для полушарий 5:—6 см. Вес М. около 150 г. М. имеет две поверхности—верхнюю и нижнюю, по нек-рым авторам (Thomas) три— еще переднюю, обращенную к IV желудочку; два края—передний и задний. Верхняя поверхность делится на три части—vermis и 2 полушария, разделение между ними не особенно ясно; с каждой стороны vermis'а имеется вдавление—fissura longitudinalis superior. Полушария М. в передне-заднем направлении длиннее, чем червячок; они отделены друг от друга вырезкой—incisura cerebelli post, или incisura marsupialis; выемка по переднему краю М., обхватывающая ствол, называется incisura cerebelli anterior, s. incis. semilunaris. Нижняя поверхность M. менее ровная, полушария сильнее развиты и более выдаются книзу,чем червячок; между ними и червячком лежат большие углубления-—vallecula, или долинка Рейля. Третью, переднюю поверхность, повернутую к IV желудочку, можно видеть, удалив ножки М. и отделив М. от Варолиева моста и продолговатого мозга. По заднему краю М. между верхней и нижней поверхностью проходит глубокая борозда—sulcus horizonta-lis magnus Вик д 'Азира; она идет от incisura cerebellaris post, до средних ножек М. На сагитальном разрезе vermis имеет вид листа [см. отдельную таблицу (ст. 515—516), рисунок 3], жилки к-рого образованы белым веществом; в общем получается сложная картина, к-рой старыми авторами дано название «arbor vitae». С передней стороны в основании его имеется выемка, соответствующая шатру IV желудочка. Верхушку (fasti-gium) этого шатра образует белое вещество самого vermis 'а, переднюю верхнюю стенку—мозговой парус (velum medullare supe-rius, s. anticum), задняя стенка частично образована velum medullare infer., s. posti-cum, переходящим книзу в эпителиальную membrana obturatoria. Червячок и полушария разделены бороздами на доли (lobi cerebelli), которые менее глубокими бороздами делятся на дольки (lobuli), извилины (gyri) и пластинки (lamellae). Между дольками и извилинами полушарий и червячка нет полного соответствия [см. отд. таблицу (ст. 515—516), рис. 1 и 2], и соотношения между ними устанавливаются только на основании эмбриолог, данных.

Lobi superiores haemispnaerii Lingula Lobus centralis (Mala-carna) f Culmen              L°abnUtSerlor atUS) Lobus Monticulus{                           Lobus hinatiK >4ua-dran- \ Declive              ^obusJj£atus/ gularis Folium cacuminis                 Lobus semilunaris supe- rior Vermis superior Frenulum lingulae Ala lobuli centralis Vermis inferior Tuber valvulae или Lobi inferiores haemispnaerii Lobus semilunaris inferior Tuber cerebelli (бугор) Lobus gracilis Pyramis (Malacarna)             Lobus biventer, s. cunei- formis Uvula                                     Amy gdala (см.),s.tonsilte Nodulus Flocculus (клочок) I Передней поверхности М. соответствуют передние извилины vermis superioris—-lingu-la, lobus centralis, дивертикул IV желудочка и передние извилины vermis inferioris— tiodulus, uvula. ; Из борозд следует отметить на верхней поверхности глубокую борозду между lobus -semilunaris super, et lobus quadrangularis— .fissura super. Вик д 'Азира, на дне к-рой находится глубокая извилина; lobus quadrangularis делится на две части sulcus superior anterior. На нижней поверхнссти глубокая борозда (fissura infer. Вик д'Азира) проходит между lobus semilunaris infer, et lobus gracilis, а кпереди от нее—sulcus inferior anterior. На червячке борозды носят название тех долек, около которых они проходят, с прибавлением частицы ргае или post [см. -отд. табл. (ст. 515—516), рис. 1 и 2J. Соотношение между об делением М. на доли Больна: Схема Больна            Vermis Lobus anterior Lob. centralis (                          Culmen Lob. simplex Declive -P.{ Lob. medianus Lob. ansi-•5 I formis Tuber valvu- lae Pyramis Uvula Nodulus щепринятым и схемой Полушария Al lob. centralis Lob. lunatus anterior Lob lnnatus posterior 2,\ Lob. para-~, I medianus Lob. ver-Vh3 V micularis 'Lob. semilunaris superior Lob semilunaris inferior Lob. gracilis digastricus ; Amygdala Flocculus Микроскоп, строение М. На раз-грезе мозжечка можно видеть, что он состоит из серого и белого вещества [см. отдельную таблицу (ст. 515—516), рисунок 4]; серое вещество образует кору и центральные ядра, главная же масса мозжечка образована белым веществом, в толще которого находятся ядра. Кора покрывает всю поверхность М., толщина ее неравномерна не только на различных извилинах, но даже на разных склонах одной и той же извилины, и колеблется от 1 до 2х/а мм. На поперечных срезах в ней различают два^лоя—поверхностный, или молекулярный (A), stratum cinereum, и глубокий, или слой зерен (В), stratum granulosum. На границе между двумя этими слоями расположен очень узкий слой, stratum ganglio-sum, образованный одним рядом крупных клеток Пуркинье (1) (рисунок 15). Клетки Пуркинье б. или м. равномерно распределены по извилинам; их несколько больше на вершине извилины, чем в глубине; они очень больших размеров;—60 ц длины, 30 ширины и 25—30 ц толщины', имеют грушевидную форму, расположены своим длинным диаметром перпендикулярно к слою зерен, в который вдается их толстый конец; от этого конца отходит осевоцилиндрический отросток, проникающий через слой зерен в белое вещество; почти при самом своем начале он дает колятерали, которые оканчиваются частью в слое зерен, частью же около соседних клеток Пуркинье. От тонкого или верхнего конца, клетки в молекулярный слой отходят мощные дендриты, которые разветвляются на множество отростков и придают клетке характерный вид оленьих рогов. Такой вид имеет клетка Пуркинье на сагиталь-ных разрезах, так как все ее протоплазмати-ческие отростки разветвляются в одной плоскости, на фронтальных же разрезах вид клетки совсем иной (рисунок 16). Разветвление отростков происходит всегда в одной плоскости, перпендикулярной к длине извилин, т. е. в передне-заднем направлении; они оканчиваются свободно и покрыты шипами, расположенными перпендикулярно.— Молекулярный слой помимо этих

и          С В         А

Рисунок 15/Микроскопическое строение коры мозжечка: А—молекулярный слой; В—зернистый слой; С—медулярный слой; 1~клетки Пуркинье; 2—мелкие поверхностные клетки молекулярного слоя; 3— корзинчатые клетки; 4—«корзинки» около клеток Пуркинье ^—клетки-зерна; 6—большие звездчатые клетки; 7—мшистые волокна; 8—«ползучие» волокна; 9—cellules empanachees; 10—волокна Бергмана; 11—глиозные клетки—астроциты зернистого слоя. разветвлений содержит звездчатые нервные клетки двух видов: маленькие мультиполяр-ные (2) расположены поверхностно и имеют короткий ветвящийся аксон (клетки Гольд-жи, второй тип), большие клетки расположены в глубине молекулярного слоя (3), дендриты от них идут во все стороны, аксон же тянется параллельно поверхности извилины и после довольно длинного пути оканчивается, разветвляясь около клетки Пуркинье и образуя вокруг нее сплетение в виде корзинок (4) (Келликер), почему и сами клетки называются «корзиночными»; на своем пути аксонГравномерно дает колятерали, которые разветвляются также около клеток Пуркинье, так. обр. одна корзиночная клетка имеет отношение ко многим клеткам Пуркинье. В молекулярном слое разветвляются также осевые цилиндры из слоя зерен и из белого вещества.—3 ернистый слой состоит из круглых клеток, самых маленьких по размерам в центральной нервной системе (от 5 до 10 fi); их клетки-зерна (5) своими многочисленными протоплазматическими отростками окружают соседние клетки, а осевоцилиндрический отросток направляется в Рисунок 1. Верхняя, или задняя поверхность мозжечка: 1—inclsura cerebelli anterior; 3—lobulus centralis; з и 4—monticulus (<?—culmen, 4—declive); 5—folium vermis; б—gyrl cerebelli; 7— incisura cerebelli posterior; «—-lobulus semilunaris superior; 9—sulci cerebelli; ю и 11—lobuli quadrangulares {10—pars anterior, 11- pars posterior); 12—ala lobuli centralis. Рисунок 2. Нижняя, или передняя поверхность мозжечка: i—vermis; 2—lobulus centralis; 3—lingula cerebelli; 4—vinculum lingulae cerebelli; 5—velum medullare posterius; 6—nodulus; 7—uvula (vermis); 8—vallecula cerebelli; 9—pyramis (vermis); 10—tuber vermis; 11— lobulus semilunaris superior; 12—sulcus horizontalis cerebelli; 13—lobulus semilunaris inferior; 14—lobulus biventer; 15—tonsilla cerebelli; 16—pedunculus flocculi; 17—flocculus; 18—bra-chium pontis; 19—brachium conjunctivum; 20—velum medullare anterius; 21—hemisphaerium cerebelli (facies superior). Рисунок З. Сагитальный разрез через vermis мозжечка: I—corpus mamillare; 2—fossa interpeduncularis; 3—nervus oculomotorius; 4—fastigium; 5—pons Varoli; 6—tela chorioidea ventricull IV; 7—nodulus; 8—medulla spinalis; 9- uvula; 10—pyramis; 11—tuber vermis; 12—folium vermis; 13—laminae medullares; 14— monticulus (declive); 15—corpus medullare; 16—ventriculus IV; 17 -lingula cerebelli; IS—lobulus centralis; 19—velum medullare anterius; 20—aquaeductus Sylvii; 21—lamina quadrigemina; 22—splenium corporis callosi; 23—corpus pineale; 24—ventriculus III; 25~ tbalamus; 26—truncus corporis callosi; 27—colurnna fornicis; 28—septum pellucidum; 29—chiasma opticum; 30—hypophysis; 31— monticulus (culmen). Рисунок 4. Поперечный разрез мозжечка, проходящий через подкорковые ядра vermis и полушарий: 1 и 10— кора полушарий мозжечка; 2—nucleus dentatus; 3—embolus; 4~nucleus fastigii; 5—комиссуральные волокна мозжечка; в—vermis superior; 7—vermis inferior; 8—pedunculus cerebelli ad corpora quadrigemina; 9—белое вещество мовжечка, (Из Spalteholz'a.) (К иллюстр. ст. Мозжечоп), 30 29 28 27 26 25 24 23 22

4 3 2         1         Ш 20 19

молекулярный слой и там Т-образно делится на 2 ветви, которые идут параллельно поверхности извилин и заканчиваются свободной пуговкой. В глубоких частях слоя зерен находятся и большие звездчатые мультиполяр-ные клетки с коротким аксоном (тип II Го-льджи) (6), к-рый ветвится вокруг своей клетки и вокруг части зерен; протоплазматические отростки оканчиваются в зернистом или в молекулярном слое; из белого веще-

Рисунок 16. Схематический рисунок коры мозжечка: J—клетки-зерна и их аксоны, Т-об-разпо делящиеся; 2—клетки Пуркинье на фронтальном разрезе; 3—клетка Пуркинье на сагит. разрезе; 4—корзинчатые клетки; 5—мшистые волокна; 6—«ползучие» волокна.

ства в этот слой проникают мшистые волокна (7) (Кахала), оканчивающиеся около зерен;'другие же так паз. «ползучие» волокна (8) только пронизывают этот слой и оканчиваются в молекулярном слое. Миелиновые волокна не образуют в коре М. laminae medullares, столь характерные для коры головного мозга; параллельные волокна и аксоны не покрыты миелином; слой зерен несколько богаче мякотными волокнами и помимо радиальных имеет также и поперечные волокна, особенно обильные под клетками Пуркинье. Раздражение, которое дошло до коры М., передается одновременно нескольким клеткам Пуркинье или непосредственно или через зерна. Каждая клетка Пуркинье соединена колятералями с соседними, кроме того ассоциационные волокна образуют тесную связь между отдельными пластинками. Т. к. эти клетки единственные элементы коры М., осевые цилиндры к-рых доходят до подкорковых ядер,то доминирующее фнкц. значение их очевидно.—Расположение невроглии в коре М. представляет некоторые особенности: отсутствие гли-озной сети в поверхностных слоях и наличие специальных клеток—cellules empanachees de Cajal (9), тело к-рых располагается в наружных отделах слоя зерен,' а отростки, известные под названием волокон Бергмана (10), пронизывают молекулярный слой и заканчиваются под оболочкой в виде пуговча-того утолщения. Невроглийных волокон в коре немного (11), зато они и астроциты очень многочисленны в белом веществе. Центральные я д р а в М. находятся в числе четырех с каждой стороны: nucl. dentatus, nucl. fastigii, nucl. emboliformis и nucleus globosus (см. отдельную таблицу, рисунок 4). Nucleus dentatus (s.olivace-rebelli, зубчатое ядро, олива мозжечка) помещается в белом веществе полушарий в его внутренне-нижнем отделе, образовано из пластинки серого вещества, изогнутой зигзагообразно и открытой кнутри, где находятся ворота этого ядра или hilus nuclei dentati; эта пластинка окружена большим количеством миелиновых волокон, которые образуют capsula nuclei dentati eerebelli. Nucleus emboliformis (s. embolus, втулочка, пробка) помещается в белом веществе полушария, рядом и кнутри от верхнего края nucl. dentati, с к-рым он соединен тонкой ножкой. Nucl. globosus (globu-lus, шаровидное ядро) расположен медиально от предыдущего. Оба эти ядра значительно меньших размеров и не имеют фестончатой формы; их рассматривают как nucl. dentati accessorii. Все эти три ядра имеют одинаковую структуру: в них содержится очень большое количество клеток, миелиновые волокна и нервные ветвистые окончания; клетки средних размеров, мультиполярные; в nucleus dentatus их осевые цилиндры направляются к hilus; нервные окончания принадлежат гл. обр. волокнам, идущим от коры М. (от клеток Пуркинье), но есть также и экстрацеребе лярные. Nucleus fastigii (s. nucl. tecti, s. noyau du toit, кровельное ядро, ядро шатра, Келликера ядро) принадлежит всецело vermis'y, располагается в его белом веществе непосредственно у средней линии, над IV желудочком; его клетки более значительных размеров (40—70,«) и сильно пигментированы; это ядро имеет связь с ядрами Бехтерева и Дейтерса, его протоплазматические отростки немногочисленны, мелко разветвляющиеся, но очень длинные и толстые. Белое вещество занимает центральную часть каждой пластинки мозжечка, а оттуда волокна входят в кору; более кнутри белое вещество всех пластинок и долек собирается вместе и в совокупности образует очень большую массу в полушариях, в vermis 'e же белого вещества гораздо меньше. Среди белого вещества располагаются подкорковые ядра. По своей функции волокна, входящие в состав белого вещества, делятся на ассоциационные, комиссуральыые и проекционные. Ассоциационные волокна делятся на короткие и длинные; короткие занимают периферию каждой извилины и соединяют соседние извилины (гирляндовидные волокна Stilling'а), длинные же занимают центр белого вещества каждой дольки и связывают далеко отстоящие дольки одного и того же полушария. Комиссуральные волокна соединяют противоположные полушария. Ко-миссуры М. (commissura eerebelli) особенно хорошо видны на сагитальном срезе; небольшая задняя комиссура помещается около declive, tuber valvulae. Большая передняя комиссура находится кпереди и над nucl. fastigii. Проекционные волокна делятся на центростремительные и центробежные. Центростремительные волокна являются конечными волокнами pedunculi eerebelli inferior et medius (средних и нижних ножек М.); центробежные волокна, идущие от коры (от клеток Пуркиньё), оканчиваются в подкорковых ядрах, волокна из коры vermis'а—в nucl. fastigii, а из коры полушарий—в nucl. dentatus; центробежные же волокна подкорковых ядер выходят из М. и направляются в другие отделы. М. соединяется с другими отделами центральной нервной системы посредством трех пар ножек (см. отдельную таблиду) pedun-culi cerebelli infer., medius, super. При этом две ножки состоят гл. обр. из афферентных волокон—pedunc. cerebelli infer, и medius. a третья—ped. cerebelli super.—принадлежит эфферентной системе волокон. Нижняя ножка М. (pedunculus cerebelli infer., s. ped. cerebelli ad medullam oblongatam, s. corpus restiforme, веревчатое тело) связывает M. со спинным и продолговатым мозгом и состоит из двух систем — спинальной и бульбарной. Центром corp. restiformis является наружное ядро Бурдаха или ядро Мо-накова, которое дает волокна в corp. restiforme; затем центральную часть занимают пучок Флексига, берущий начало в спинном мозгу, небольшое количество волокон от пучка Говерса, которые, отклоняясь назад, входят в corp. restiforme, волокна от ядер funiculi gracilis и cuneati, образующие fibrae arcuatae externae poster., волокна из ядер бокового столба продолговатого мозга и из nucleus arciformis противоположной стороны, входящие в состав fibr. arcuat. ext. an-ter. Периферическая часть corp. restiformis образована главным образ, волокнами, идущими от oliva infer, противоположной стороны (fibr. olivo-cerebellar.)H в очень небольшом количестве от оливы своей стороны. Проникнув в М., волокна corp. restiformis обходят снаружи nucleus dentatus и оканчиваются в коре полушарий и vermis 'а, а очень небольшая часть — в центральных ядрах. Существует постоянное соотношение между отдельными частями оливы и М.; боковые части оливы находятся в соединении с корой полушария противоположной стороны, внутренние же части оливы—с корой vermis 'a и прилежащей к нему части полушария; вентральные складки оливы соединяются с нижней поверхностью, дорсальные—с верхней поверхностью мозжечка. Оливы не получают волокон от мозговой коры, а принимают в себя волокна т. н. центрального пучка покрышки, который берет начало в верхних отделах мозгового ствола; т. о. оливы соединяют mesencephalon и rhombencephalon с корой и с nucleus dentatus противоположной стороны мозжечка. Вторая, или средняя ножка М. (pedunculus cerebelli ad pontem Varolii, s. pedunculus cerebelli medius, s. brachium pon-tis) идет в М. от Варолиева моста; достигает максимума развития у человека, так как ее развитие пропорционально развитию кор-квво-мостовых и пирамидных волокон; образуется она собственными волокнами Варолиева моста (fibrae propriae pontis Varolii), кеторые берут начало в сером веществе, resp. в ядрах основания Варолиева моста; по выходе из ядер эти волокна разделяются пирамидными волокнами на 3 слоя—stratum sup irficiale, complexum, profundum, переходят на противоположную сторону, обра- зуя перекрест, и у наружного края Варолиева моста собираются вместе, чтобы образовать среднюю ножку мозжечка, к-рая составляет главное количество белого вещества М. Средние ножки оканчиваются в коре полушарий М. Небольшое количество волокон в этих ножках идет в обратном направлении—-начинается в коре и оканчивается в ядрах моста. В сером веществе моста, там, где берут начало ножки мозжечка, оканчиваются волокна, идущие от коры мозга той же стороны, а именно колятерали от пирамидных волокон, лобно-мостовая, ви-сочно-мостовая и затылочно-мостовая системы; т. обр. ядра моста служат звеном между корой головного мозга своей стороны и корой М. противоположной стороны и вместе с pedunculus cerebelli ad pontem Varolii входят в системы: occipito-, temporo- и fronto-ponto-cerebellaris, а также пирамидно-моз-

Рисунок 17. Разрез мозжетка {схема): I—мозжечок; 2—nucleus dentatus; 3—velum medullare antlcum; 4—pedunculus cerebelli ad corpora quadrigemina; 5—corpora quadrigemina.

жечковую. Предполагается, что каждая область коры мозга находится в соединении с определенной частью ядер моста и с определенной областью коры М. Среди волокон, имеющих отношение к коре М. и не идущих через упомянутые пути, надо отметить полоски (striae medullares), которые идут по дну IV желудочка и не принадлежат к слуховым волокнам. Они берут начало в ядрах substantiae reticularis и оканчиваются в коре flocculi. Третья, верхняяножка М. (pedunculus cerebelli super., s. pedunculus cerebelli ad corpus quadrigeminum, s. brachium con-junctivum) состоит из эфферентных волокон, берущих начало в мозжечке в nucl. dentatus (рис. 17); направляясь кверху и вперед, верхние ножки М, образуют стенки IV желудочка и проникают в покрышку Варолиева моста, а затем в ножку мозга, в нижних отделах которой происходит их полный перекрест—decussatio Wernekinki; после перекреста bra< hium conjunctivum делится на две ветви—нисходящую и восходящую. Нисходящая, очень тонкая, оканчивается очень быстро в nuclei reticulares покрышки моста. Восходящая вотвь, более крупная по объему и значению, пронизывает красное ядро, которому отдает значительное количество волокон, и оканчивается в thalamus opticus, в

МОЗЖЕЧКОВЫЕ ПРОВОДЯЩИЕ ПУТИ:

А-полушария головного мозга; В—мозговые ножки; С—Варолнев мост; В—мозжечок: Е- продолговатый ноэг; F—сгтннион мозг; i—пучок Флексига: я—пучок Говерса; я—corpus resllforme; *— pedunculus cerebelli ad medullam oblongatam; 6—nucleus fastigii; fl—fib гае vestibulo-cerebellares; 7—flbrae cerebello-vesllbulares; 8-nucleus vestlbularls; я—fasciculus vestlbulo-splnails; ю-f I brae vest) b uto-oeul omotortae; tl—librae proprlae pontis Varoli; is—pedunculus cerebelli ad pontem Varoli; 13—fib гае cerebello-dentatl; 4—pedunculus cerebelli ad corpora quadrlgemlna: IS—decussatio pedunculi cerebelli; Iff—nucleus ruber; 17—th a lam us optlcus; IS—fibrae thalamo-corlicales; ;:* --fasciculus rubro-splnalis; £0—передние рога спинного мозга. Б. М, Э. Н ст. Мозжечок. мозжечок вентральной части его наружного ядра. От крупных клеток красного ядра начинается fasc. rubi4>spinalis, волокна которого после перекреста оканчиваются в передних рогах штанного мозга. Pedunc. cerebelli ad corpus quadrigeminum представляет эфферентный путь для полушарий М. Эфферентные волокна vermis'a идут через внутренний отдел нижней ножки М.; они берут начало в nucl. fastigii, в nucl. globosus и м. б. в embo-lus и оканчиваются в ядрах вестибулярной системы—ядра Дейтерса, Бехтерева и nucl. triangularis dorsalis; часть волокон, идущих к этим ядрам от nucl. fastigii противоположной стороны, на своем пути огибает снаружи верхнюю ножку М. при выходе из nucleus dentatus и выделяется под названием крюч-ковидного пучка Русселя (faisceau en crochet Russel). Вестибулярные ядра с М. и со всеми волокнами, соединяющими их с nucl. ves-tibularis, образуют вестибуло-мозжечковую систему. Из ядер п. vestibularis берут начало волокна, которые частью через fasc. vesti-bulo-spinalis идут к клеткам передних рогов спинного мозга частью через fasc. longitu-dinalis posterior направляются к ядрам п.III. Проекционные волокна берут начало в коре М. и заканчиваются в центральных ядрах. Nucl. dentatus et embolus получают волокна от коры полушарий, nucleus fastigii и glubu-lus—от коры vermis 'а и flocculi. По нек-рым авторам nucl. fastigii получают волокна от коры полушарий и vermis'a; соотношения прямые, т. е. кора посылает волокна ядрам своей стороны. Ассопиационные волокна немногочисленны и коротки; более длинные находятся в vermis'е, но имеют передне-заднее направление, т. ч. не выходят за пределы М. Vermis и полушария почти-что независимы, так как небольшое количество волокон идет из vermis 'а только в ближайшие к нему дольки полушарий. Существование комиссуральных волокон между двумя полушариями не доказано. Т. о. на основании связей, к-рые существуют между М. и другими образованиями, в нем можно различить две системы: vermis соединен со спинным и продолговатым мозгом посредством peduneul. cerebel. infer, и образует сгошно-церебелярную систему, полушария же соединены с головным мозгом через волокна pedunculus cerebelli medii и super., образуя церебро-церебелярную систему. Оболочки мозжечка. М., как и головной мозг, окружен тремя оболочками— dura mater,arachnoidea и pia mater: dura mater на уровне мозжечка дает два отростка— tentorium cerebelli, отделяющий мозжечок от нижней поверхности головного мозга (рисунок 18), и falx cerebri minor, вдаюгцийся между двумя полушариями могжечка. Pia mater входит во все мелкие подразделения мозжечка, связывая их; между pia mater и arachnoidea на уровне М. образуются cister-пае, в которых в пато-огич. случаях скопляется большое количество аеребро-спиналь-ной жидкости (см. Головной мозг, Мозговые оболочки). — Кровоснабжение мозжечка. Мозжечок получает кровь от трех пар мозжечковых артерий: a, cerebel. super., a. cerebelli inferior ant. и a. cerebelli inferior post., которые являются ветвями a. basilaris

эта артерия начинается двумя стволами и от art. ver-

и arteria vertebralis. По некоторым данным (Jakob) существует еще четвертая артерия— a. cerebelli inferior media, но эта артерия непостоянна. В общем имеется много вариаций относительно количества артерий, их места отхождения и их разветвления, что указывает на большие индивидуальные отклонения в кровоснабжении М. A. cerebelli inf.post. отходит от a. vertebralis (в 68,5%), реже от a. basilaris, или с одной стороны от a. basilaris, a „ ._ _ с nnvroft от a verte- Рис-18-0Сновадие черепа. одруюи oi <а. vene Задняя черепная ямка bralis, ИЛИ наконец прикрыта tentorium cerebelli: 1—мозжечок; 2—tentorium cerebelli; 3- coi:flu-ens siiiuum,- 4— передняя черепная ямка; 5—n. opti-tebralis и от art. ba- ™s; б-п. ocuiomotorius; чЛятчч и чятрм mm 7—средняя черепная ямка; . snaris, и затем они я—мозговая нонша с Силь-СОедиНЯЮТСЯ В ОДИН виевым водопроводом. общий ствол, который снабжает кровью продолговатый мозг, а затем, огибая tonsilla, уходит на нижнюю поверхность, где делится на две вторичные ветви (реже на три, четыре)—медиальную и лятеральную, к-рые подразделяются на ряд более мелких артерий, снабжающих нижнюю поверхность vermis'a и полушарий, переднюю поверхность flocculi (рисунок И*).— A. cerebelli inf. anter. отходит от a. basilaris, иногда одним общим стволом с предыдущей артерией, затем делится на две, реже на три вторичные ветви; на своем пути она дает ветви к мосто-мозжечковому углу, к нервам VII и VIII, plexus chorioideus. В М. снабжает кровью nodulus, flocculus и на-* ружные отделы нижней поверхности мозжечка (рис.20).—A. cerebel. super, наиболее постоянная из мозжечковых артерий; она отходит от art. basilaris, кзади от ее разделения на конечные ветви, а кзади от nucleus ocuiomotorius делится на две (реже на три) крупные ветви—лятеральную и медиальную; каждая из этих ^ветвей в свою очередь делится в различных комбинациях и различно по количеству на третичные ветви. Наружная ветвь снабжает верхнюю поверх- Рисунок 19. Нижняя поверхность мозжечка. Область вас-куляризации a. cerebelli inferior posterior:.?— lobus entrails; 2—noduus; 3—u\ula; 4—pyra-inis; 5 и 6—lobus semilunaris inferior et superior; 7—tonsilla; «—lobus gracilis; 9 и JO—lobus biventer; 11—pars anterior lobi qua-drangularis. ность полушарий (рисунок 21), у наружного края анастомозирует с a. cerebelli inf. anter. и в случае слабого развития или отсутствия этой последней берет на себя васкуляриза-цию и наружных отделов нижней поверхности М. Медиальная ветвь снабжает верх- нюю поверхность червячка и внутренних отделов полушарий. Между артериями существуют анастомозы как между большими стволами, так и между вторичными и тре-

Рисунок 20. Нижняя поверхность мозжечка: а— область васкуляризации a. cerebelli inf. ant. (на одной и другой стороне указаны различные варианты распределения артерий); Ь— область васкуляризации a. cerebelli inf. media,- l—pons Varoli; 2—lobus quadrangularis (pars anterior); 3—flocculus; 4—lobus quidran-guliris (pars posterior); 5— lobus biventer; в— tonsilla; 7—lobus semilunaris inferior; «—продолговатый мозг.

тичными; между артериями своей стороны анастомоз происходит в полушариях, а между артериями разных сторон—в vermis'e. Nucl. dentatus очень богат сосудами,которые он получает гл. обр. от вторичного медиальн. ствола; по некоторым данным a. cerebelli inf. post, и a. cerebelli inf. anter. принимают участие в снабжении этого ядра. Артерии nucl. dentati являются частой "причиной кровоизлияния в М. Nucl. fastigii получает кровь почти от всех артерий, снабжающих червячок. Химическое строение М.—см. ГоЛОвНОй M03Z. Инъекция сосудов. Для изучения'ангио-архитектоники головного мозга (для определения конечных сосудов в мозгу и соотношения распределения сосудов к миелоархи-тектонике и цитоархитектонике, в особенности в связи с учением о патоклизах), в частности М., инъицируют сосуды мозга окрашенными растворами, которые непременно должны быть «застывающими». Предложено несколько таких растворов: 1) раствор желатины, к которому прибавлялась киноварь или тушь (метод Тандлера), 2) гипс или мел и тальк в равных]дозах, к к-рым прибавляет- ,1 I                  Рисунок 2t> Верхняя по- Jn                 верхность мозжечка. ^уДДиЛбгу             Область васкуляриза- ^в^ЩкЬ^/^ч-г Чии а* cerebelli superi-7 Jmm^miZf 1\ ог: 1~&- сегзЬеШ supe-Шж£$ЩШ9 -/-Л-3 rior; 2 и 3—lobus qua-вШШШ?ЩшУ ^/ J drangularis (pars ante-^ Jl i rior et posterior); 4и 5-— >I^^^^Pv^-.--^^^ lobus semilunaris supe-^*<£1P^4«^^-^5 rior et inferior; 6—dec-live; 7—culmen. (По данным Чернышева и Григоровича). ся глицерин до получения консистенции мягкой замазки, киноварь или тушь до желаемой окраски и добавляется вода до получения консистенции сливок (метод Рейтлинге-ра), 3) раствор из глицерина, дестил. воды и туши (метод Боне) и др. Инъекцию мозга можно делать или in situ или же на вынутом. На трупе инъекцию производят через a. vertebralis у места ее отхождения от a. subcla-via: в эти артерии с обеих сторон вводят канюли, все остальные шейные сосуды перевязываются, через канюли шприцем нагнетается приготовленный раствор до тех пор, пока не получится окрашивание сосу- дов сетчатки (требуется приблизительно до I1/* л раствора). Затем частично вскрывают череп, голову отрезают и переносят на 2—3 дня в 10%-ный формалин, после этого полностью вскрывают череп, вынимают головной мозг, освобождают его от оболочек и изучают макроскопически, а затем после заливки и микроскопически. Существуют модификации: инъекцию производят не только через art. vertebralis, но и через art. carotis interna; этот способ вернее обеспечивает проникновение окрашенной жидкости в самые мелкие артерии. Раствор для инъекции должен быть приготовлен ex tempore; мозг доля^ен быть очень свежим. Нагнетание жидкости должно производиться под очень медленно усиливающимся давлением. Мозг для инъекции вне трупа должен быть вынут с большой осторожностью, с сохранением в целости твердой мозговой оболочки; затем его погружают на 2 дня в раствор 10%-ного формалина, и после этого уже производится инъекция сосудов; при целости circuli arte-riosi Willisii инъекция производится в art. vertebralis и carotis, а при его нарушении— в отдельные мозговые артерии; во время инъекции легко наблюдать, как красящее вещество проникает во все мельчайшие сосуды. При инъекции отдельно М. все сосуды, которые не имеют отношения к М., перевязываются (а. cerebri poster.,a.spinalis);инъицируют М. через a. vertebralis. Можно делать инъекции и в отдельные артерии М., перевязывая для этого остальные сосуды. IV. Физиология мозжечка. Вопросы о функциях М. и о локализации этих функций в различных его отделах изучались в течение долгого времени учеными всех стран, но и до сих пор они не решены окончательно. Это объясняется: 1) особым положением М. в соседстве с большим количеством жизненно важных образований, на которых отрая«шись заболевания М. и к-рые своими симптомами затемняли картину мозжечковых явлений, 2) невозможностью всецело перенести на людей явления, наблюдаемые у животных, и наконец 3) недостаточным в течение долгого времени знакомством с анатомией М. вследствие сложности его строения.—В истории учения о М. можно выделить два периода: первый от конца 17 в. до восьмидесятых годов 19 в., а второй от восьмидесятых годов до наших дней. В первый период опыты физиологов на М. были очень грубы и неточны благодаря недостаточному знанию анатомии и несовершенству неврохирургической техники; отсутствие асептики вызывало большую смертность среди животных вскоре после операции, т. ч. они могли быть исследованы только непосредственно после операции, когда симптомы, которые зависят от разрушения М., еще не выступали на первый план, а затемнялись явлениями послеоперационного шока, диасхиза. Но все же среди многих теорий и предположений о функциях М., высказанных на основании экспериментальных данных, можно отметить такие, которые вполне правильно подходили к объяснению наблюдаемых явлений. Во второй период (с 1880 г.) открытие различных методов для изучения строения центральной нервной системы быстро подвинуло вперед знакомство со строением М., а усовершенствование хирургич. методов и введение строгой асептики способствовало более удачному исходу операций: •обыкновенно животное выживало столько, сколько надо было Д/тя опыта, и могло быть подвергнуто многократному всестороннему исследованию. Результаты, получаемые в этих условиях, позволили более методически анализировать явления, полученные при операциях на М. Первые работы по М. относятся к концу 17 и к 18 вв. (опыты Willis'a в 1683 г., Haller'a в 1755 г.); на основании экспериментальных данных были высказаны различные предположения относительно функций М.; ему приписывалось влияние на функцию внутренних органов, на непроизвольное их сокращение (Виллис), на развитие и рост организма; указывалось на его связь с органами чувств, гл. образом со слухом и с общей чувствительностью; высказывалось даже предположение, что мозжечок имеет свою собственную чувствительность; ему приписывалось влияние на половой инстинкт(Галль), на дыхание, на питание, на апетит. Рол*андо (Rolando) в 1839 г. на основании физиол. и анат. данных, полученных при экспериментах на животных ч ты-рех раздич. классов, пытался доказать, что М. является органом, вырабатывающим нервную силу, выявляющуюся гл. образом в движениях, и указал, что разрушение М. вело к расстройству движений,к-рые становились некоординированными. Анат.строение как бы подтверждало его предположение: большое количество белых и серых пластинок, чередующихся друг с другом,, напоминало ему аппарат, вырабатывающий электричество и возбуждающий движение. Работами Флуранса, Мажанди (Flourens, Magendie), относящимися к началу 19 в. (в 1824, 1836 гг.), положено основание более глубокому изучению М. Флуранс проделал большое количество опытов на различных животных, гл. обр. на птицах и млекопитающих; его опыты состояли в постепенном удалении, слой за слоем, вещества М.; параллельно у животных развивались расстройства движений: птица теряла возможность сначала летать, потом ходить и затем стоять на ногах; тот же эффект получался в опытах на млекопитающих—животное лишалось способности координировать и регулировать свои движения. Дисгармония в движениях росла параллельно с интенсивностью повреждения,полное разрушение М. вело за собой полную потерю регуляторной способности движений. Т. о. на основании своих опытов автор еде пал заключение, что М. координирует движения и поддерживает равновесие при ходьбе и стоянии и что полушария М. имеют влияние на противоположную половину тела. Эта теория привлекла к себе очень много приверженцев, и в последующих работах были высказаны аналогичные идеи о функции М.—Мажанди при изучении функции М. производил как (Разрушение самого М., так и перерезку его ножек. Он нашел, что при разрушении М. животное не могло двигаться вперед и при попытке итти пятилось назад; этот факт при- вел его к заключению, что в М. находится импульсивная сила, которая заставляет животное двигаться вперед, но эта сила суще-ствует только у млекопитающих и у птиц, т. к. при разрушении М. у рыб и у рептилий движения сохранялись. Перерезка передних ножек вызывала вращение животного в оперированную сторону, изменение в положении глаз (Гертвиг-Мажанди положение глаз, см.). Перерезка М. посередине на две равные части вызывала у животного движения то направо то налево и невозможность сохранить спокойное положение. Лонже (Longet) также наблюдал движения вращения в сторону, обратную перерезанной ножке. Целый ряд авторов в своих опытам также отмечал эти вращения животных, но только не было достигнуто согласие, в какую сторону животное вертится—в сторону ли повреждения ножки или в обратную. Это несогласие в полученных результатах авторы объясняли местом перерезки. Вагнер (Wagner) наблюдал после операции на мозжечке симптомы двух родовг—одни, непосредственно следующие за разрушением М., другие же, выявляющиеся позднее и замаскированные в первое время ранними Симптомами; к первым принадлежит расстройство равновесия, а ко вторым—специальное положение головы, туловища и конечностей и гиперкинезы в виде дрожания. Работы Феррьера (Ferrier)B 1878 году являются переходными между первым и вторым периодом. Помимо выяснения функции М> он пытается решить некоторые вопросы локализации— определить отношение, существующее между локализацией и интенсивностью повреждения и изменением равновесия. Работа его интересна еще тем, что он подходил к решению вопроса, пользуясь не только хирургич. методом, но и методом раздражения коры М. электрическим током. У млекопитающих электризация М. вызывает движение глаз, головы и конечностей; но особенно интересны движения глаз; направление этих движений и положение глаз меняется в зависимости от того, какое место М. раздражается; у птиц раздражение М. не вызывает движения глаз, отмечаются только небольшие движения в крыльях и в лапке; у рыб одностороннее раздражение вызывает ехо-phtalmus на соответствующей стороне и искривление хвоста в ту же сторону. Данные, полученные при разрушении М. у животных, вполне подтвердились клинически наблюдениями мозжечковых б-ных. Инициатором второго периода учения о М. является Лючиани (Luciani). Его первыми работами (1884) начинается период строгого анализа всех явлений, появляющихся вслед за разрушением М.; они сыграли весьма большую роль в выяснении функций М. Благодаря усовершенствованию техники операций ему удалось достигнуть того, что животные выживали после операции довольно долго и могли быть исследуемы подробно в течение длительного срока. Лючиани рассматривал М. не как агрегат органов с различными функциями, а как центральный орган, вполне гомогенный в функциональном отношении, каждый сегмент которого имеет одну и ту же функцию и может заменить собой дру- гой. М. в нормальном состоянии оказывает стеническое, тоническое и статическое действие на нервно-мышечный аппарат; стеническое действие—очень сложная функция, благодаря которой М. увеличивает потенциальную энергию нервно-мышечного аппарата; тоническое действие выявляется усилением напряжения нервно-мышечного аппарата в момент его фнкц. фазы; статическим действием ускоряется ритм элементарных импульсов во время их деятельности и обеспечивается слияние и правильная продолжительность сокращений. Через свои эфферентные пути М. оказывает прямо или косвенно трофическое влияние; при его удалении наблюдаются различные дистрофические расстройства: дегенерация кожи, мышц, более медленный темп роста, уменьшение устойчивости организма в борьбе с внешними вредными агентами; жизнь у таких животных более короткая и т. д. Влияние полушарий М. простирается на соответствующую сторону тела, тогда как связь М. с полушариями головного мозга перекрестная. При экспериментальном разрушении М. автор наблюдал симптомы двух родов—симптомы раздражения, появляющиеся непосредственно после операции, и симптомы выпадения, развивающиеся спустя некоторое время после нее. Явления раздражения проявляются в сильном возбуждении частом крике. В случае одностороннего разрушения наблюдается искривление позвоночника в противоположную от операции сторону, тоническое разгибание конечностей на соответствующей стороне, страбизм, нистагм; вращение тела кругом своей оси от поврежденной стороны к здоровой; при полном разрушении М. позвоночник искривляется назад, при ходьбе животное пятится назад и падает, обнаруживается strabismus convergens, тонические судороги в передних лапах, клонические в задних. Постепенно явления раздражения ослабевают и исчезают и тогда на первое место выступают симптомы выпадения, характеризующиеся нарушением трех основных функций моз-кечка — стенической, тонической и статической: у оперированных животных появляются астения, атония и астазия. Вращение животного вокруг своей оси объяснилось внезапным нарушением равновесия в деятельности центров головного мозга; было высказано предположение, что конечности играют большую роль в этом явлении, так как, если связать у животного все четыре конечности, то явления вращения не 1Гроисходит. Последующие авторы, которые работали в этой области (Russel, Ferrier, Turner), в общем подтвердили те явления,которые наблюдал Лючиани, и внесли только некоторые детали в отношении рефлексов, чувствительности и т. д. Бианки (Bianchi) на основании своих экспериментов отметил возможность заместительной функции головного мозга при удалении М., что подтверждается по его мнению и анатомически-усиленным развитием передних отделов мозга (gyrus sigmoi-dalis) в случаях разрушения М. По мнению Шиффа (Schiff) в М. находятся механизмы, заставляющие работать мышечные Труппы, необходимые для исполнения сложного дви- жения, причем не только ту группу мышщ к-рая направляет движение, но и группы, фиксирующие конечность (связки, суставы, мышцы) и тем дающие точку опоры; эти мышцы являются в общем антагонистами направляющих мышц.—Из более поздних работ по физиологии М. наиболее интересны исследования франц. школы, а именно Тома (Andre Thomas). Им было проделано'большое количество разнообразных экспериментов—удаление мозжечка полностью, удаление полушарий, червячка, перерезка ножек М. Свои эксперименты он делал на собаках и обезьянах и, хотя его работы не дали ничего нового для физиологии М., они пенны тем, что на большом материале подтвердили выводы предшествующих авторов; интересны его объяснения полученных результатов, а также то, что под все данные, полученные путем эксперимента, он подводит анат. базу. По его данным явления, к-рые наблюдаются при разрушении М., могут зависеть от раздражения поврежденных областей или от выпадения их функций или наконец от замены выпавших мозжечковых функций функцией соседних областей. Самые ранние явления—это симптомы раздражения; они могут наступить еще на операционном столе, но обыкновенно непродолжительны. Затем обнаруживаются явления выпадения и уже самыми последними проявляются заместительные симптомы. При удалении половины мозжечка наблюдается вращение тела вокруг продольной оси, появляющееся немедленно при пробуждении; изгибание тела вогнутостью в оперированную сторону; косоглазие— глаз на оперированной стороне смотрит вниз и внутрь, на противоположной же стороне ■— кверху и кнаружи (Гертвиг-Мажанди положение глаз), нистагм; тонические и клонические судороги конечностей, вращение головы в сторону, противоположную операции. Первое время животное лежит неподвижно; ходить и стоять не может. Через некоторое время состояние начинает улучшаться, но на оперированной стороне остается мышечная слабость и неправильное положение конечностей при движениях; конечности чересчур отведены, и их движения несоразмерны и очень размашисты. У обезьян с экстирпацией половины М. слабость мышц и атаксия наблюдаются еще резче, чем у собак, и особенно заметны при более тонких движениях в передней конечности. Операция удаления всего М. очень трудна, т. к. часто с М. захватываются и соседние отделы, как например вестибулярные ядра, что искажает картину чисто мозжечкового поражения. Вращение вокруг оси не наблюдается или наблюдается очень редко; отмечаются opisthotonus, ригидность конечностей, невозможность ни стоять ни ходить; затем в дальнейшем при первых попытках стоять и ходить тело покачивается из стороны в сторону и животное падает; постепенно походка становится уверенней, но животное ходит не по прямой линии, а зигзагами; в конечностях наблюдается нарушение координации, при ходьбе они поднимаются очень высоко и очень быстро опускаются на землю; при переменах положения равновесие становится менее устойчивым. Тома обратил особенное внимание на то, что после разрушения мозжечка движения становились менее автоматическими, т. е. более сознательными, обдуманными. При такой же операции у обезьян атаксия была выражена сильнее, чем у собак, а такие явления, как шаткая походка, неловкость, неуверенность в конечностях и легкое дрожание, оставались на всю жизнь; тем не менее животное могло лазить. Разрушение vermis'a вызывало несколько другие явления—opisthoto-nus, сильное запрокидывание головы назад, гиперекстенсию конечностей, сильный вертикальный нистагм. При попытке вставать первое время животное падало назад, в туловище наблюдалось дрожание; через несколько дней,хотя животное и могло ходить, но с большим трудом, шаталось и часто падало назад. В дальнейшем постепенно состояние улучшалось, хотя некотор ш ненормальность в ходьбе оставалась все время. Разрушение nucl. fastigii вызывало приблизительно такие же симптомы, как и разрушение vermis 'а.После перерезки vermis 'а по средней линии первое время имелось очень небольшое расстройство равновесия, которое скоро проходило. Раздражение М. не давало таких ясных симптомов, как его разрушение, и притом из всех раздражителей(прижигание,тепло, холод, механическое раздражение и т.д.) мозжечок реагировал только на электрический ток. При этом при раздражении слабым током кора оставалась невозбудимой, при сильном же токе сокращение получалось во всей соответствующей половине тела; раздражение слабым током поблизости от подкорковых ядер М. (nucleus dentatus, fastigii, Deiters'a) вызывало движение глаз, головы, туловища и конечностей. Опыты с раздражением М. были проделаны и другими авторами. В опытах Горели, Левенталя, Тиле (Horsley, Lowenthal, Thiele) и др. раздражение М. оказывало тормозящее влияние на тонус; у животных, находящихся в состоянии контрактуры после децеребрации, фарадизация верхней поверхности М. вызывала расслабление мышц шеи, головы и нижних конечностей, гл. образ, на соответствующей стороне. Аналогичными опытами Бре-мер (В re гае г) доказал, что гл. образом кора pallii Cerebelli (vermis) оказывает тормозящее влияние на ригидность конечностей и туловища. Вообще же надо сказать, что работы по физиологии М., сделанные по методу раздражения, не являются особенно до-^ казательными и демонстративными. Разрушение ножек М. дало приблизительно такие же симптомы, как и разрушение полушарий, только помимо мозжечковых явлений наблюдали еще симптомы со стороны окружающих образований—Варолиева моста, продолговатого мозга, вестибулярной системы. Из вышеприведенных данных можно видеть, что разрушение М. не вызывает очень сильных и стойких расстройств, в особенности если операция произведена на одной стороне; предполагают, что оставшаяся половина принимает на себя функцию удаленной; при удалении всего М. наблюдаются расстройства в двигательной сфере, вначале в виде судорожных явлений, а затем в виде | нарушения координации движений или т. н. мозжечковой атаксии. Т. образом на основании экспериментальных данных можно сделать заключение, что М.принимает участие в движениях, координируя их. За то же говорят данные филогенеза, анат. строение М. и его связи. Анат. данные указывают, что М. соединяется центробежными и центростремительными волокнами с большим количеством образований—со спинным мозгом, с вестибулярным аппаратом, с ядрами в те-sencephalon (nucleus ruber), с thalamus opti-cus и с полушариями головного мозга. В этой сложной системе М. расположен между чувствующими и двигательными проводниками: с одной стороны он получает чувствительные импульсы от кожи всего тела и от глубоких частей (связок, мышц, сухожилий и костей), связанных с движениями (через пучки Флексига и corpus restiforme), затем от полукружных каналов ощущение положения тела в пространстве (через вестибулярную систему—см.), а также импульс от коры головного мозга через пирамидные, корково-мостовые волокна и волокна pedun-culi cerebelli ad pontem Varoli; с другой же стороны главная масса его центробежных волокон идет к двигательным центрам: частью из nucleus dentatus через nucl. ruber в fasc. rubro-spinalis частью из nucleus fastigii через nucleus Deiters'a в fasc. vestibulo-spinalis. Оба пучка—vestibulo- и rubro-spinalis—оканчиваются в двигательных клетках передних рогов спинного мозга. Эти анат. связи указывают на то, что М. относится к двигательной системе и что он является рефлекторным органом, способным функционировать без участия воли и сознания. Как высший рефлекторный центр, он связан с мышечными центрами лишь через посредство промежуточных центров, каковы nucleus ruber, nucleus Deiters'a, substantia reticularis и т. д. Под влиянием периферического раздражения или раздражения, идущего от коры головного мозга, М. становится активным и его- влияние через центробежные волокна передается на клетки передних рогов спинного мозга и далее на соответствующие мышцы. По данным филогенеза мы видим, что у низших животных, у к-рых движения очень однообразны (плавание, ползание), М. очень слабо развит, но по мере того как мы поднимаемся по зоологической лестнице, движения становятся более разнообразными и сложными, и в связи с этим М. увеличивается в размерах и его строение усложняется; у таких животных удаление М. вызывает более ясные расстройства движения в виде нарушения координации движений и равновесия. На основании всего вышеизложенного можно сделать заключение, что мозжечок есть аппарат, регулирующий действие м ы ш ц, приходящ. в сокращение при стоянии, при ходьбе, при движениях произвольных, рефлекторных и автоматических, и обеспечивающий правильную их координацию, т. е. делающий все движения синер-гичными. Координация мышечных сокращений при ходьбе и стоянии ведет к поддержанию равыове сия—статического равновесия при покойном состоянии и кинети- веского равновесия при движениях; для сохранения равновесия необходима синергия в работе соответствующих мышц. В организме каждая мышечная единица состоит из .агониста и антагониста,которые работаютси-нергично. При равновесии статическом сокращение агонистов и антагонистов вполне уравновешивается, получается т. н. изосте-ния. Когда туловище перемещается, перемещается и центр тяжести и, чтобы восстановить нарушенное равновесие, должны сокращаться и агонисты и антагонисты, но аго-нисты сокращаются сильнее, т. ч. получается физиол. анизостения; М. регулирует эти сокращения рефлекторно; в этой работе принимает участие система, связывающая М. со •спинным мозгом (spino-cerebellaris) и оканчивающаяся в vermis; эту функцию его можно представить себе следующим образом. К М. притекают все время импульсы с периферии тела и от полукружных каналов и поддерживают в нем тоническое возбуждение; всякая перемена положения тела через афферентные волокна доходит до коры М. и вызывает в нем ответную реакцию, к-рая через соответствующие системы передается на клетки передних рогов и регулирует сокращение мышц, необходимых в данный момент для поддержания равнобесия. Всякая попытка к перемещению равновесия около го- ризонтальной или вертикальной оси действует как раздражающий момент на соответствующие центры М., который заставляет функционировать антагонисты и компенсаторные элементы, благодаря чему сохраняется равновесие.—Помимо поддержания равновесия М. имеет влияние на координацию движений вообще, а также и на их синергию. Дляправильы. произвольн. движения необходима очень строгая координация работы мышц: вступление в деятельность строго определенных групп мышц; сокращение каждой мышцы в отдельности с такой силой, к-рая требуется для данного задания; соблюдение строгой последовательности в сокращении мышц. Кроме того для каждого движения необходима деятельность не толь- ко агонистов и антагонистов, но и других мышц, которые фиксируют заинтересованную часть тела.Во всей этой координаторной работе мышц М. принимает участие; в сложных же движениях, помимо координации, при его участии происходит ассоциирование отдельных элементарных движений в сложное, т. е. М. ведает также синергией движений. Специальным тоническим влиянием М. регулирует движения таким обр.,чтобы они происходили с минимальной затратой и достигали цели, чтобы движения, входящие в состав одного акта, были синхроничны; так, при ходьбе, переставляя ногу вперед, необходимо в то же время переносить на нее центр тяжести тела, что отсутствует у б-ных с поражением М. (рис. 22); нагибаясь назад, здоровый человек сгибает колени (рис. 23), больной же не может сделать этого (рис. 24); при быстрых попеременных движениях, например супинации и пронации, мышцы агонисты и антагонисты должны соразмерно сокращаться, чтобы эти движения были плавны, последовательны. При этих волевых движениях принимает участие кора полушарий мозжечка, которая приходит в действие под влиянием раздражения, идущего с коры головного мозга; следовательно при волевых движениях функционирует церебро-церебе-лярная система. — Координирующее влия- ние М. простирается также на глазодвигательный аппарат. Связь его с глазодвигательным аппаратом следующая: М-. через nucl. fastigii соединен с nucl. Deiters 'a, к-рый посылает волокна через fasftic. longi-tudinalis posterior к nucl. n. abducentis своей стороны и к nucleus n. oculomotorii противоположной стороны; при одностороннем действии глаза перекашиваются в соответствующую сторону, в норме двусторонние импульсы взаимно уравновешиваются.—М. оказывает координирующее влияние и на мышцы речевого аппарата, дыхательного, глотательного и жевательного аппаратов, благодаря его связям через substantia reticularis с ядрами соответствующих нервов. Здесь уместно по-

Рисунок 22.                                              Рисунок 23.                                Рисунок 24.

ставить вопрос, какого рода это координа-торное действие М.: сам ли он посылает координирующие импульсы или, как высший центр, действует через посредство других отделов? Анатомия говорит скорее за второе предположение, т. к. в М.нигде не имеется группировки клеток или особого центрального аппарата, который можно было бы рассматривать как центр координации. Является ли М. функционально однородным или, наоборот, может быть разделен на строго ограниченные центры, из к-рых каждый в отдельности заведует особыми функциями? Этот вопрос о локализации •функций является вопросом спорным. Одни авторы признают в коре М. наличие таких же раздельных центров, какие имеются в коре большого мозга; другие высказываются против. Неодинаковое отношение частей М. к приводящим системам, разница во времени развития его долек, а также и клин, данные (разница в симптомах, наблюдающихся при разрушении vermis'а и полушарий)—все эти факты говорят за то, что М.—орган неоднородный во всей своей массе и что в нем должна быть известная локализация. Кора М. повидимому обладает одной функцией, и локализация заключается лишь в отнесении этой функции к той или другой части тела, к различным мышечным группам, к-рые действуют в том или ином направлении. Первая попытка выяснить локализацию принадлежит Больку. На основании сравнительно - анатомических исследований он дал новое деление мозжечка, а затем при сравнении М. различных животных нашел, что существует известное соотношение между развитием долек М. и фнкц. развитием у животных тех или других частей тела или мышечных групп: соответственно с этими наблюдениями он и распределил центры в М. (еж. Болъка схема). Мышцы, функционирующие совместно с мышцами другой стороны (мышцы туловища, шеи, гортани, языка и глаз), обслуживаются непарными центрами, лежащими в средней дольке. Конечности же, работающие как совместно, так и отдельно, иннервируются центрами двоякого рода — непарными (в средней дольке) и парными (в боковых дольках). Исследования Болька вызвали целый ряд экспериментальных работ. Опыты с раздражением М. электрическим током производились многими исследователями. Раздражение фарадическим током lobi quadrangularis у обезьяны вызывало движения пальцев верхней конечности на той же стороне, причем раздражение более передних отделов этой дольки вызывало разгибание, а раздражение ее задних отделов—сгибание пальцев (Rothmann). Раздражение передней дольки (по Больку) давало отведение обеих верхних конечностей. В опытах Бремера раздражение коры полушария мозжечка и красного ядра не оказывало никакого влияния на тонус децеребрированных животных, тогда как раздражение коры (vermis), особенно в двух точках—на уровне lob. cent-ralis и в pyramis (местах окончания fasc. spino-cerebellaris),—оказывало тормозящее, расслабляющее влияние на тонус. Все эти опыты в наст, время не дают однако права на определенные и окончательные выводы.— Опыты с разрушением мозжечка дали более точные результаты. В пользу фнкц. локализации говорят данные опытов Rynberk'a, Ротмана,Тома и др. Они показали,что удаление ограниченных частей коры М. вызывает нарушение координации движений, атонию и астению мышц на оперированной стороне в разных, но определенных частях тела, соответственно удаленному участку; если разрушение очень ограниченное, то может быть нарушена функция одной какой - нибудь группы—сгибателей, разгибателей, отводящих или приводящих мышц; это изменение функции проявляется в нарушении тонуса— в гипотонии мышц, действующих в одном направлении, и гипертонии других, действующих в противоположном, благодаря чему при сокращениях происходит нарушение равновесия в мышцах и отсюда неправильное положение конечности,котороеживотноеили совсем не коррегирует или коррегирует с большим опозданием. При очень ограниченных повреждениях животное не исправляет перемещений конечности в одном каком-нибудь направлении, а исправляет его в других, наприм. не исправляет, когда конечность сильно отводят, и исправляет, когда конечность в состоянии приведения; при этом экспериментатор не встречает никакого сопротивления при установке конечности в данном положении—она остается пассивной. Т. о. при разрушении небольшого участка М. наблюдается двойной эффект: гипо-стения (уменьшение сопротивления^ в мышцах, действующих в одном определенном направлении, и гиперстения (увеличение сопротивления) в мышцах, действующих обратно, т. е. анизостения в мышцах-антагонистах. Это нарушение в функции антагонистов ведет к ненормальным положениям, которые принимает конечность. Анизостения и пассивность лежат в основе наблюдаемой при заболевании М. дисметрии. Было установлено (Ротман) существование вмозжечкечетырех отдельно расположенных («локализированных») центров для 4 групп скелетных мышц, а именно: для мышц шеи, спины, передней и задней конечностей. Дальнейшие работы в этом направлении привели к заключению, что разрушение vermis'a вызывает расстройство равновесия при. стоянии и ходьбе, разрушение же полушарий дает атаксию, resp. асинергию в движениях конечностей соответствующей стороны; передняя конечность находится в зависимости от lobus quadrangularis, задняя—lobus ansi-formis. Повреждение самых передних отделов lobus anterioris (lobus centralis) сопровождается расстройством движений челюсти и гортани; разрушение lob. simplicis вызывает расстройство в движениях головы. Сравнительно недавно была сделана попытка определить центры М. у человека. Барани (Вагапу) при изучении нистагма обратил внимание на реактивные движения в туловище, конечностях, а иногда даже в отдельных суставах конечностей; движения -эти аналогичны тем, какие появляются при заболеваниях М. Эти данные заставили его предположить, что в М. должны существовать центры, направляющие движения в 53ft суставах, или вернее совокупность направляющих центров, так как для каждого сустава или даже для каждого движения в суставе существует свой центр. Это—центры направления движений кнутри, кнаружи, вверх и вниз. Они оказывают на мышцы постоянное тоническое влияние. В нормальных условиях они действуют одновременно и с одинаковой силой, почему влияние их взаимно уравновешивается; при раздражении какого-нибудь центра конечность отклоняется в соответствующую сторону, а при выпадении центра берет перевес его антагонист. Центры, к-рые влияют на положение туловища, расположены в коре vermis'a, a движения конечностей находятся в зависимости от центров, к-рые расположены в коре полушарии М. и связанных с полушариями головного мозга. Барани пытается локализовать некоторые центры конечностей по поверхности полушарий М., и со стороны некоторых клинич. наблюдений он нашел сэбе подтверждение, но другими клиницистами эта локализация оспаривается. Т. обр. существование локализации в М. не подлежит сомнению, но расположение отдельных центров по поверхности М. и в глубину и. самый характер этих центров установлены еще не окончательно. V. Патология мозжечка. Являясь составной частью головного мозга, М. может быть захвачен болезненным процессом одновременно с другими отделами головного мозга, что наблюдается при диффузных процессах в головном мозгу (напр. при воспалениях, артериосклерозе, сифилисе) или при процессах, возникающих по соседству с М., и при дальнейшем развитии захватывающих и М., но кроме того у М. имеется и своя патология, когда процесс возникает первично в М. и maximum изменений наблюдается в нем (различные дегенеративные процессы, опухоли, абсцесы, кисты и т.д.),адругие отделы мозга,еслиистра-дают, то вторично. Все процессы, происходящие в мозжечке, по своему характеру являются аналогичными тем, к-рые наблюдаются в головном мозгу, а потому их этиология, статистика, патолого-анатомические изменения, профилактика и лечение идентичны (см. Головной мозг). Слмпюматоюгия заболеваний мозжечка. При заболевании М., независимо от характера процесса, развивается целый ряд симптомов, совокупность которых образует т.н. мозжечковый синдром (syndrome cerebeHeux). Одни из этих симптомов более постоянны и составляют как бы неотъемлемую часть мозжечкового синдрома, другие же более редки и наблюдаются не при всех заболеваниях М. Вариации в интенсивности симптомов, в их количестве и локализации могут быть очень велики даже при заболеваниях, заведомо локализированных в М. При нек-рых прогрессивных заболеваниях М. иногда в начале болезни трудно бывает выявить симптом, который был бы патотномоничным; это объясняется многими моментами, а особенно заместительной функцией головного мозга, который, хотя и не приспособлен к регулирующей функции, но благодаря тому, что получает многочисленные импульсы от всех частей туловища и от всех органов чувств, гл. образ, ощущения из-лабиринта и зрительные, берет на себя в известной мере ту роль, к-рая в норме выполняется М. Помимо моторной зоны в этом замещении принимают участие ассоциативные процессы й некоторые психич. функции, как воля, внимание, память и пр. При одностороннем заболевании М. функция заболевшего полушария может быть отчасти замещена здоровым полушарием; многими авторами было отмечено, что одностороннее заболевание М. дает меньше симптомов, чем двустороннее или диффузное. За последнее' время в связи с более детальным знакомством с физиологией базальных узлов выдвигается вопрос о возможном заместительстве выпавших функций М. этими последними. Т. о. при исследовании б-ного с заболеванием М. надо иметь в виду все вышеизложенные возможности. Мозжечковый синдром характеризуется: 1) мозжечковой атаксией,; выражающейся расстройством равновесия и расстройством координации движений; 2) головокружениями; 3) гипотонией мышц; 4) непроизвольными движениями, мышечной слабостью, расстройством речи, письма, нистаг^ мом. Расстройство равновесия,. являющееся одним из характерных и частых симптомов при поражении М., может существовать изолированно от всех других расстройств движений нижних и верхних конечностей. Оно может быть кинетическим и статическим, т. е. наблюдаться при ходьбе и при стоянии: б-ной стоит с широко расставленными ногами, голова наклонена вперед, назад или в стороны, верхние конечности находятся в состоянии отведения, как бы. регулируя равновесие, но полной неподвижности нет, и тело качается или спереди назад или в стороны; в редких случаях эти качания настолько сильны, что б-ной не может удержаться и падает в ту или другую сторону. Эта невозможность стоять (астазия) зависит или от мышц туловища, или от мышц нижних конечностей, или от тех и других одновременно. На короткое время б-ной может сохранить равновесие со сдвинутыми ногами; закрытие глаз не влияет на сохранение равновесия.(следовательно симптом Ромберга отсутствует), м. б. качание несколько усиливается; стояние на одной ноге невозможно, уже при попытке поднять ногу б-ной падает. Расстройство равновесия проявляется и при сидении со скрещенными на груди руками: тело покачивается в разные стороны в зависимости от локализации процесса; эта неустойчивость яснее при начале испытания и при всякой перемене положения, которая производится очень неуверенно, медленно; при переходе из сидячего положения в стоячее больной хватается за окружающие предметы, пока ему не удастся принять более устойчивое положение. Все эти явления могут быть различной интенсивности в зависимости от заболевания.— При расстройстве равновесия очень страдает также х о д ь б а—больной ходит медленно, неуверенно, осторожно, с широко расставленными ногами, очень мелкими нерав- ■637 номерными шагами (marche a petits pas); идет не по прямой линии, а уклоняясь в стороны; зигзагами («походка пьяного человека»); при одностороннем заболевании М., уклоняется в сторону пораженного полушария. При ходьбе больной очень высоко и порывисто поднимает ноги и также быстро опускает их; в туловище отмечаются покачивания; верхние конечности в состоянии отведения и при ходьбе не качаются. Неуверенность особенно выражена в начале ходьбы, в конце и при поворотах. Ходьба назад и в стороны еще более затруднена, бежать больной совсем не может. Какие-либо непривычные действия выявляют сильнее расстройство равновесия. При ходьбе б-ной ■фиксирует не свои ноги, а плоскость, по которой он идет. Закрытие глаз не особенно ■сильно ухудшает походку. Очень быстро наступает при поражении полушарий усталость (астения).—Настоящие мозжечковые параличи наблюдаются очень редко, обычно же у большинства больных при одностороннем поражении нет заметной разницы в силе между сторонами, и очень редко у некоторых отмечается понижение силы на стороне поражения. Скорость для большинства движений понижена, особенно для движении, совершаемых по команде; для выявления этого •симптома заставляют больного производить движения одновременно обеими руками, например поднести палец к носу: обычно палец на больной стороне запаздывает. Амплитуда движений, наоборот, на больной стороне увеличена, и движения совершаются с известной порывистостью, торопливостью и б. ч. переходят за поставленную цель. Это -отсутствие меры было описано как улйодей, так и у животных, и для него было предложено название дисметрия (Лючиани), гиперметрия (Бабинский). Недостаток меры в движениях наблюдается не только по отношению к пространству, но и ко времени— конечность сохраняет положение, принятое ею для какого-нибудь акта, и по окончании этого акта. Для выявления дисметрии предложено несколько испытаний, напр. прикоснуться пальцем к кончику носа; при этом обыкновенно палец переходит цель, касается щеки, но не может оставаться на одном месте, а в нем происходит целый ряд колебательных движений, которые перемещают палец с одного места на другое; похожий опыт с прикосновением пальца к кончику уха; этот опыт сложнее и удается труднее; в лежачем положении больного ошибок еще больше. На нижних конечностях дисметрия проявляется при ходьбе; при попытке положить пятку на противоположное колено, больной заносит очень высоко ногу и кладет се на бедро; тот же излишний размах движений наблюдается, когда б-ной ставит ногу на стул. Дисметрия ухудшается незначительно при закрытых глазах, что имеет очень большое диагностическое значение (см. также Дисметрия). К явлениям дисметрии относится также феномен «мимопоказывания», «мимопопадания» (Vorbeizeigen), к-рый заключается в следующем: испытуемому предлагают дотронуться указательным пальцем вытянутой руки до пальца врача, сидящего против него и держащего свой палец вытянутым вперед. Сначала этот опыт делается при открытых глазах, а затем при закрытых; б-ной обыкновенно промахивается, уклоняется в здоровую сторону. Предшествующее этому опыту вызывание нистагма (путем вращения или калоризацией лабиринта) не оказывает большого влияния на отклонение пальца, тогда как, если последний опыт проделать со здоровым человеком, у него получится очень сильное отклонение пальца. Иногда дисметрия заключается в том, что при выполнении какого-нибудь действия конечность б-ного останавливается, не доходя до цели, а потом уже медленно с колебаниями достигает цели; т. о. акт совершается в два момента; это явление называется Bradyteleokinese(Schilder) и наблюдается как в верхних, так и в нижних конечностях. Вследствие нарушения способности ассоциировать отдельные элементарные движения по отношению друг к другу в порядке, во времени и в пространстве в одно сложное движение, нарушается выполнение сложного акта; расстройство это носит название асинергии и диссинергии, оно демонстрируется рядом опытов. Один из опытов, который известен под названием flexion combinee de la cuisse, заключается в следующем: больного кладут на спину со скрещенными на груди руками и предлагают перейти в сидячее положение—при попытке сесть обыкновенно на больной стороне (рисунок 25) поднимается

Рисунок 25.

кверху нога, тогда как у здорового человека ноги остаются неподвижными (рис. 26) (см. Асинергия).—При заболевании М. наблюдается также расстройство сложных двигательных последовательных актов в форме замедленности или невозможности чередования движений—адиадохокинез (см.). Дисметрия, дрожание вызывают расстройство письма—один из частых симптомов заболевания мозжечка; буквы очень неправильны. различной длины и ширины, линии букв неравны, то широкие то узкие, с уступами; прямой линии больной провести не может, она получается извилистой; особенно демонстративно расстройство письма при проведении зигзагообразной линии; если б-ной пишет мелким буквами, то трудно что-либ® прочесть; если просят б-ного провести черту между двумя точками, то он или перейдет за намеченную точку или далеко не дойдет до нее. Дрожание (tremor) очень часто сопровождает мозжечковые заболевания; оно может наблюдаться или только при движениях или также и в спокойном состоянии, т. е. может быть кинетическое и статическое. В более легких случаях нарушается только плавность движений: они становятся отрывистыми, дробными; в более тяжелых случаях поражения М. дроягание напоминает интенционное, т е. усиливается при достижении цели. Иногда, если больной совершает движение медленно и следит за собой, дрожание может отсутствовать. Очень ясно дрожание выявляется при следующ.опыте:взять стакан, доверху наполненный водой или дробью.и нести его ко рту. В голове и туловище дрожание сильнее, когда б-ной совершает какое-нибудь действие стоя, при сидении или лежании оно уменьшается..Дрожание также объясняется порывистостью движений и отсутствием меры, что в норме исправляется мышцами - антагонистами Несмотря на все желание и усилие б-ной не

Рисунок 26.

может остановить дрожание, но может его уменьшить; отвлечение внимания увеличивает амплитуду дрожания. Статическое дрожание появляется у некоторых лиц всегда в одних и тех же условиях и при одних и тех же положениях, напр. при несении тяжести в вытянутой руке или при сильной пронации руки и т. д. У мозжечковых б-ных наблюдается специальная способность поддерживать фиксированное положение тела или конечности более длительно, чем это возможно для нормального субъекта; такое состояние называется мозжечковой каталепсией. В резко выраженных случаях фиксированная часть остается вполне неподвижной, пока исследователь не придаст ей нормальное положение; абсолютная каталепсия наблюдается очень редко, по б. ч. имеются небольшие качательные движения, особенно в начале опыта в момент установки конечности. Головокружение наблюдается очень часто при заболевании М.; оно имеет вращательный характер, т. е. б-ному кажется, что все предметы кружатся вокруг него или он сам кружится вокруг них. Головокружение может быть постоянным и усиливаться при всяких движениях или же появляется приступами, б. ч. при перемене положения, напр. из лежачего в сидячее или из сидячего в стоячее. Головокружение всегда сопровождается тошнотой, а иногда и рвотой (см. Головокруженгье). Речь б. ч. нарушена, наблюдается скандированная монотонная речь, с носовым оттенком; каждый слог выговаривается постепенно; речь, как и другие моторные симптомы, зависит от дисметрии, адиадохокинеза и от прерывистости движений.—IVf и м и к а очень бедна во время речи и смеха, что является также результатом адиадохокинеза.— Нистагм не особенно сильный, горизонтальный, появляется при крайних положениях глаз; ротаторный или вертикальный бывают значительно реже; при одностороннем поражении М. нистагм появляется при взгляде в больную сторону.—При заболевании М. наблюдаются изменения тонуса мышц: при пальпации они более дряблы, гипото-ничны; при пассивных движениях мышцы больной стороны не оказывают никакого сопротивления, амплитуда пассивных движений более значительная благодаря томуг что рефлекс антагонистов пония^ен—имеется гипотония или гипостения, но иногда,. наоборот, наблюдается повышение рефлекса антагонистов; тогда сопротивление при пассивных движениях увеличивается, и получается гиперстения. Состояние тонуса проявляется не только при пассивных движениях, но также при рефлекторных и при движениях, вызванных механическим раздражением мышц; существует ряд опытовг позволяющих проверить состояние тонуса (см. Тонус). Сухожильные рефлексы изменены, ответные движения на раздражения более быстры, и их амплитуда увеличена; у нек-рых б-ных наблюдается маятникообраз-ный тип коленных рефлексов, для выявления к-рых б-ного сажают на стол со свешенными ногами и ударяют по ligamentum patellae: голень, вместо того чтобы ответить на это раздражение один раз, описывает несколько качательных движений сгибания и разгибания; на больной стороне эти явления выражены гораздо резче; то лее касается и рефлексов верхней конечности с m. triceps; подошвенный рефлекс более живой на стороне поражения. Постуральные рефлексы угасают. Движения, вызванные механическим раздражением мышцы, имеют более широкую амплитуду на больной стороне, что объясняется более сильным мышечным сокращением; особенно заслуяш-вает внимания то, что конечность не сразу переходит в состояние покоя, а описывает несколько маятникообразных движений. Б-ной не может оказать никакого влияния на эти непроизвольные движения, несмотря на все усилия. При электрическом исследовании гальваническим или фарадическим током мышечное сокращение сильнее на больной стороне.—Чувствительность поверхностная сохранена, из глубокой чувствительности иногда нарушены чувство тяжести, суставная чувствительность: б-ной менее быстро ориентируется в движениях, производимых на больной стороне; в литературе существуют наблюдения над ранениями м"., при к-рых б-ные переоценивали тяжесть, размеры в пространстве какого-нибудь предмета; порог раздражения для диференциации чувства давления увеличивается. Наконец из симптомов, наблюдаемых при заболевании М. (правда, довольно редко), надо отметить ассоциированные движения, сильнее выраженные в нижних конечностях и иногда распространяющиеся на все четыре конечности.—К симптомам раздражения М. относят насильственные движения, которые появляются внезапно: те- ло перемещается вперед, назад, в стороны; иногда такие движения бывают только в конечности: во время какого-нибудь произвольного движения рука внезапным движением отбрасывается в сторону; эти движения можно объяснить или раздражением агонистов или торможением антагонистов; явления же, когда б-ные роняют предметы на пол, объясняются расслаблением агонистов или раздражением антагонистов.—Вышеописанный мозжечковый синдром развивается или внезапно или постепенно и остается б. или м. стойким в зависимости от процесса. Были описаны единичные случаи периодич. мозжечковой атаксии: у больного вдруг без всяких продромальных симптомов развивается расстройство равновесия, походки, письма, речи, появляется нистагм и другие симптомы; через несколько часов все проходит, и больной становится совершенно здоровым. Есть тенденция рассматривать такую форму мозжечковой атаксии как эквивалент эпилепсии с локализацией в мозжечке. Сочетание вышеописанных симптомов варьирует в зависимости от локализации болезненного процесса, так как анат.-физиол. данные указывают на различные связи и функции в различных частях М. Выделяют синдром поражения vermis'a и синдром поражения полушарий М., к-рый может быть односторонним или двусторонним.—При з а-болевании vermis'a наблюдается расстройство равновесия при ходьбе, при стоянии, тенденция падать назад, сильные головокружения, нарушения речи, нистагм, дрожание. Т. к. функции верхнего и нижнего червячка различаются, то можно предположить, что различны и синдромы их заболевания. Выпадение функции верхнего червячка дает расстройство равновесия в мышцах головы, расстройство речи, нистагм, а поражение нижнего червячка ведет за собой расстройство равновесия в мышцах туловища. Односторонний синдром мозжечковых полушарий характеризуется расстройством координации в конечностях на соответствующей стороне, иногда с преимущественным поражением верхней или нижней конечности (адиадохокинез, дисметрия, асинергия, дрожание, изменение тонуса в мышцах, нистагм). Мозжечковый гемисиндром может зависеть или от поражения коры М. или его ядер или же захватить выходящие из М. или входящие в него волокна, большинство из к-рых на своем пути претерпевает перекрест; в тех случаях,когда поражается кора, подкорковые ядра и волокна до перекреста, мозжечковый гемисиндром наблюдается на той же стороне; при поражении же волокон после перекреста или тех центров, где они заканчиваются или начинаются (nucleus ruber, thalamus opticus, серое вещество моста), гемисиндром будет на противоположной стороне. Все симптомы более интенсивно выражены, если процесс захватывает мозжечковые подкорковые ядра. Было высказано предположение об участии nucl. dentati в миоклоническом синдроме. При заболевании ножек М. мозжечковый синдром почти всегда ассоциируется с другими симптомами, указывающими на одновременное участие в процессе и окружающих образований — черепномозговых нервов или ядер, двигательных, чувствующих путей, симпатической системы,—и эти сопутствующие симптомы облегчают постановку топического диагноза. Из синдромов ножек М. наиболее известен синдром Валлен-берга (Wallenberg) или нижней мозжечковой артерии. В большинстве случаев наблюдается тромбоз ее веточек, который ведет за собой размягчение в ретрооливарной области. В начале заболевания—тошнота, рвота, расстройство глотания, головные боли, затем присоединяются мозжечковые симптомы — расстройство равновесия, головокружение, дисметрия, адиадохокинез на стороне поражения; кроме того наблюдается расстройство чувствительности в области п. trigemi-ni, перекрестная гемианестезия, hemipare-sis pharyngo-laryngo-palatina, симпат. симптомы со стороны глаз. Мозжечковые симптомы в данном случае зависят от поражения ядра Монакова и бокового ядра продолговатого мозга, посылающих волокна в corpus restiforme, волокон olivo-cerebellaris или самого corp. restiformis, пучка Говерса или наконец от поражения волокон или ядер вестибулярной системы (см. Альтернирующие синдромы).—С индром верхней мозжечковой ножки меняется в зависимости от того, захвачена ли ножка до или после перекреста. До перекреста ножка может быть захвачена одновременно с teg-mentum Варолиева моста, и тогда мозлсечко-вые симптомы имеются на стороне поражения, расстройство же чувствительности— на противоположной стороне. Если очаг очень значителен и спускается низко, то он может одновременно захватить и peduneu-lus cerebelli infer., и тогда мозжечковые расстройства выражены очень сильно. Заболевание ножки у места ее выхода из nucl. dentatus часто сопровождается поражением и п. trochlearis, т. ч. имеется паралич т. obliqui super. Поражение ножек после перекреста сопровождается заболеванием и красного ядра, т. ч. имеется уже синдром не ножек, а красного ядра или синдром Бенедикта (см. Альтернирующие синдромы); при распространении же процесса на основание ножки помимо синдрома Бенедикта имеется синдром Вебера.—Синдр ом с р ед-неймозжечковойножки наблюдается при очаге в основании Варолиева моста, а т. к. одновременно поражаются и пирамидные волокна, то в общем получается очень сложный синдром, характеризующийся ге-миплегией и двусторонними мозжечковыми симптомами (вследствие поражения ядер моста, собственных волокон моста и ножек). Нередко в этих условиях развивается т. н. понто-церебелярная форма псевдобульбар-ного паралича. Вращение вокруг оси отмечено не во всех случаях. Диагноз заболеваний мозжечка. При наличии полного мозжечкового синдрома диагноз не представляет большого затруднения, но в клинике приходится чаще иметь дело не с ярко выраженным синдромом, а с неполным или с отдельными симптомами, а I потому постановка диагноза, особенно в на- чале заболевания, когда многие из характерных симптомов еще не появились, представляет нередко затруднения. Вместе с тем при некоторых заболеваниях М. (опухоли, абсцесы и т. д.) рано поставленный диагноз дает возможность спасти б-ного путем своевременного хирургич. вмешательства. Мозжечковую атаксию приходится диференци-ровать от атаксий другого происхождения— атаксии при заболеваниях лобной доли головного мозга, при заболевании лабиринта (см. Лабиринтиты), атаксии табетического происхождения (см. Tabes) и наконец от атаксии при общих диффузных заболеваниях центральной нервной системы с локализацией в М. (рассеянный склероз, сифилис, энцефалиты и т. д.). Заболевание М. по своей симптоматологии очень приближается к заболеванию лабиринта, при к-ром также имеются расстройства равновесия, координации, походки, нистагм, головокружения и др., а потому диференцировать их весьма трудно (см. Лабиринтиты, Лабиринт). Обыкновенно при заболевании лабиринта все симптомы, кроме расстройства равновесия, выражены менее резко, а кроме того наблюдаются явления со стороны слуха (понижение, шумы), главным же подспорьем диагноза являются различные методы исследования вестибулярных функций (см. Барани метод исследования). Второй вопрос, который приходится решать,—это локализация поражения в самом М., что представляет также большие затруднения, т. к. редко процесс захватывает какую-нибудь одну часть М., а обыкновенно распространяется с vermis на полушарие или обратно, а потому чистого синдрома не наблюдается, и только при подробном опросе удается иногда выяснить, где начался процесс. Частная патология мозжечка. Аномалии развития мозжечка. Сюда относятся: 1) агенезия, 2) гипоплазия и 3) дис-генезии. Под агенезией понимается полное или частичное отсутствие М. Агенезия полная—явление довольно редкое. На месте отсутствующего М. находят утолщенные мозговые оболочки, к-рые собираются в складки и образуют крышу IV желудочка; сосуды, идущие в М., очень истончены. Среди оболочек на месте М. имеются б. ч. небольшие образования, несколько напоминающие М. или какую-либо из его долек (amygdala, flocculus и др.). При частичной агенезии отсутствует та или иная часть М., чаще полушарие, но описаны случаи отсутствия vermis'а. Отсутствующая часть заменена культей, дающей впечатление полушария в миниатюре, величиной с вишневую косточку или с орех; она прорезьшается бороздками и извилинами, кора отсутствует, но белое вещество и ядра сохранены. На уровне отсутствующих частей оболочка утолщена и образует карман, наполненный жидкостью. При отсутствии полушарий могут страдать и прилежащие части vermis'а, когда же отсутствует vermis, то М. как бы разделен на 2 части. Агенезия М. сопровождается иногда изменениями и в других отделах нервной системы. Благодаря редкости наблюдений клинич. картина агенезии недостаточно выявлена. У больных наблю- даются расстройства движений мозжечкового типа: ребенок начинает поздно ходить, ходьба очень затруднена, все движения неловки i Одновременно имеется и неполноценность со стороны псих, сферы—демент-ность, идиотизм и недостаточность в физ. развитии. Описаны единичные случаи, в которых недостаточность М. проявилась в очень позднем возрасте (45 л., 53 г.). В анамнезе таких б-ных б. ч. отмечается сифилис, дающий у зародыша менингоэнцефалиты, к-рые могут оказать влияние на неправильность развития. Гипоплазия М. характеризуется тем, что общая конфигурация М. сохранена, но размерами он гораздо меньше нормального. Выделяют две группы гипоплазии: в первой группе нарушен общий план структуры, различные части не развивались параллельно, некоторые развиты сильнее, другие слабее. Во второй группе структура М. вполне правильна, все части развиты пропорционально, только размеры его очень малы. При исследовании случаев первой группы находят следы б-ни во время утробной жизни (б. ч. менингиты): pia mater утолщена, инъицирована; М. очень маленьких размеров, склеротический, твердый наощупь; иногда страдают только периферические пластинки, в тяжелых же случаях поражена почти вся кора, пластинки спаиваются между собой, их белое вещество исчезает, тогда как подкорковые ядра остаются нормальными; brachia conjunctiva сохраняют свои размеры, т.к. берут начало в неизмененных nucl. dentati. Эта противоположность между состоянием коры и подкорковых ядер является характерной для этой формы гипоплазии. Очень часто такое состояние М. сочетается с изменениями в других отделах нервной системы—оболочка полушарии головного мозга также утолщена и инъицирована, желудочки расширены, кора истончена, количество клеток Беца уменьшено; подобные изменения можно отметить и в спинном мозгу, т. ч. в общем вся центральная нервная система уменьшена в размерах.—Вторая группа гипоплазии характеризуется очень маленьким М., вес которого может не превышать 20 г (в норме 140— 150 г), но все борозды и извилины М., равно как и подкорковые ядра, имеют нормальный вид: оболочка и сосуды не изменены; на основании веса, величины, общего развития можно установить, на каком месяце утробной жизни замедлилось или остановилось развитие М. Чистые случаи гипоплазии очень редки. Отмечается, что и другие отделы центральной нервной системы также значительно уменьшены в объеме. Клинически у таких б-ных наблюдаются мозжечковые симптомы—шатающаяся, неуверенная походка, нарушение равновесия, расстройство координации, нарушение речи, нистагм; у большинства б-ных эти симптомы выявляются уже в раннем детстве, но описаны случаи, когда они появляются позднее—в 10 лет, и наконец есть в литературе указания на такие случаи, когда при жизни изменение М. ничем не выражалось, а было открыто только на аутопсии. Наряду с мозжечковыми симптомами наблюдаются и не- которые другие, указывающие на более широкое поражение нервной системы; инте-лект бывает сильно понижен вплоть до полной идзотии. Агенезии и гипоплазии могут соединяться с дисгенезиями в виде: 1) гетерото-пий — наличие в белом веществе скопления серого вещества, имеющего строение коры или подкорковых ядер, неправильно расположенных; 2) неправильности в ориентировке извилин и пластинок, местами дающей впечатление их удвоения. Помимо М. гетеротопии встречаются и в других отделах нервной системы. Дисгенезии могут наблюдаться и изолированно в М., имеющем вполне нормальный вид. При аномалиях в развитии М. наблюдаются неправильности и в развитии черепа, а именно задних его отделов,— затылочные ямки уменьшены в размерах, больше—на стороне поражения М.; protu-berantia occipitalis interna плохо развита и может быть смещена больше в одну сторону, равно как и другие выступы на внутренней поверхности затылочной кости. При одностороннем поражении М. разница между .двумя половинами затылочной кости очень значительна: на первый взгляд кажется, что эта костная деформация является причиной недостаточности развития М., тогда как вероятнее всего она является лишь следствием. Надо отметить, что различные дефекты в развитии, равно как и атрофии, наблюдаются главным образом в полушариях М. (neocerebellum), тогда как vermis и flocculus (palaeocerebellum) страдают меньше или остаются совершенно нормальными. Этот факт объясняется тем, что филогенетически более молодые отделы мозжечка являются более ранимыми. Атрофии М. (atrophia cerebelli) делятся на две группы: атрофии вторичные, развивающиеся вследствие заболевания головного мозга [см. отдельную таблицу (ст. 551—552), рис. 6] и атрофии первичные, зависящие от локализации болезненного процесса непосредственно в М., в его оболочках или сосудах.—В торичные атрофии М. (atrophia cruciata cerebelli, atrophie croi-see du cervelet) зависят от первичного поражения противоположного полушария головного мозга; наблюдаются у гемиплегиков. Атрофия М. наиболее резко выражена в случаях, где заболевание мозга развилось в раннем возрасте или внутриутробно; атрофии наблюдаются также и у взрослых, но очень редко: необходимыми условиями для их возникновения являются обширные поражения в головном мозгу и продолжительная жизнь после процесса в мозгу. При пат.-.анат. исследовании находят очень обширные как по поверхности, так и в глубину изменения (кровоизлияния, размягчения напочве тромбора) в полушариях головного мозга, атрофии основания соответствующей половины мозговой ножки и Варолиева моста и атрофию противоположного pedunculus cerebelli ad pontem Varoli и противоположно-то полушария мозжечка; vermis в процессе не участвует благодаря отсутствию связи с головным мозгом. В мозжечке атрофия захватывает кору и белое подкорковое вещество, а из подкорковых ядер—nucl. denta- tus и emboms. Атрофируется М. неравномерно, больше страдают те из его долек, которые имеют наиболее тесную связь с корой мозга (lobus quadrangularis); в пострадавших дольках извилины очень истончены, главным образом за счет атрофии белого вещества; клетки Пуркинье атрофичны, менее многочисленны или даже совершенно отсутствуют; при участии в процессе nucl. dentati изменяется берущий в нем начало pedunculus cerebelli ad corpora quadrigemina.—Было предложено много теорий для объяснения механизма этих атрофии: 1) теория миело-генная—-отражение заболевания мозга на М. через посредство спинного мозга; 2) совпадение заболевания головного мозга и противоположного полушария мозжечка—одновременность поражения двух образований, перекрестно связанных между собой; 3) теория трансневральная или непрямого воздействия — заболевание головн. мозга через кортико - мостовые и пирамидальные пути вызвало изменения в собственных ядрах Варолиева моста, повлекшие за собой атрофию средних ножек М., берущих там начало, и противоположного полушария М.—места окончания средних ножек. Наиболее приемлемой является третья теория, которая была подтверждена экспериментальными работами (Monakov): у новорожденных животных сильно повреждали головной мозг, через несколько лет на вскрытии находили атрофию противоположного полушария М. В этих случаях' атрофии клиническую картину выделить невозможно вследствие наличия гемиплегии, которая обыкновенно бывает очень сильно выражена и затемняет мозжечковые симптомы. Так как эти атрофии мозжечка открываются только на аутопсии, то не может быть и речи о терапии. — Первичные атрофии М. подразделяются также на две группы в зависимости от наличия или отсутствия изменений помимо М. также в оболочках и в сосудах. Атрофия мозжечка может наблюдаться вследствие заболевания его оболочек или сосудов. Менингиты, возникшие на почве различных инфекцион. заболеваний, особенно в детском возрасте, могут вызвать атрофию в М.; артериосклероз, особенно ранний, понижая питание, может повести к атрофии; сифилис может повлиять на развитие атрофии или непосредственным действием на сосуды мозжечка или же создавая известное предрасположение, благодаря которому мозже-чек делается более ранимым. Травмы также могут быть причиной атрофии М. через посредство кровоизлияния в оболочках. На вскрытии таких случаев находятМ. меньших размеров, склерозированный, твердый на-ощупь; изменения неравномерно распределены по М.: иногда страдают больше полушария, в других случаях vermis; при этом нек-рые доли или часть долей страдают сильнее, чем соседние. Мягкие оболочки утолщены, мутны и спаяны с корой М. На разрезе можно видеть, что поверхностные извилины атрофированы сильнее, чем лежащие в глубине. Мозговая оболочка, вместе с сосудами проникающая между пластинками долек М., сильно утолщена и спаяна с пластинками, которые иногда сильно раз- рушены и заменены фиброзной тканью и невроглиальным склерозом. От оболочки фиброзные тяжи тянутся в глубину. При процессах, менее интенсивно выраженных, в извилинах можно уже видеть строение коры, наличие клеток Пуркинье, б. или м. сильно измененных, сильную глиозную пролиферацию. Сосуды сильно изменены, причем существует известный параллелизм между интенсивностью изменения сосудов и оболочек и степенью атрофии и склероза коры М. В центральных ядрах М. наблюдаются вторичные изменения идущих к ним проекционных волокон, вызванные поражением в коре или возможно также заболеванием сосудов; количество волокон в ядрах уменьшено, клетки менее многочисленны и меньших размеров, в общем ядра уменьшены в размере. Если смерть наступает долгое время спустя после начала заболевания, то поражение коры отражается не только на центральных ядрах, но и на ножках М. Одновременно с изменением в М. наблюдаются изменения и в других отделах центральной нервной системы (гидроцефалия). В острой фазе заболевания участие мозжечка в процессе характеризуется ясно выраженным мозжечковым синдромом, а затем наблюдается постепенное улучшение симптомов, но никогда не бывает полного выздоровления: походка остается неуверенной, шатающейся, больной ходите широко расставленными ногами; в конечностях имеется нарушение координации, дрожание; затруднение речи и т. д. Весьма часто имеется понижение интелекта, что зависит от одновременного поражения мозга. Симптомы могут быть неравномерны: сильнее выражены со стороны конечностей или со стороны туловища. Частичное улучшение симптомов после острого начала мозжечковых явлений во время инфекционного заболевания является основной особенностью мозжечковых атрофии на почве meningo-cerebellitis.—Когда М. находится в стадии атрофии, то всякая терапия бессильна. Ко второй группе первичных атрофии М. относятся те случаи, в которых имеется поражение самой ткани М., тогда как оболочки и сосуды не изменены. Среди паренхиматозных заболеваний М. выделено несколько типов: 1. Чистая атрофия мозжечковой коры (atrophie lamellaire Thomas), при которой поражение захватывает исключительно кору: клетки Пуркинье в некоторых извилинах совсем исчезают, тогда как в соседних они более или менее сохранены; исчезнувшие клетки заменены густой сетью глиозных волокон; в молекулярном слое увеличено количество глиозных элементов. Заболевание диффузное, поражаются и ver-mis и полушария; оболочки и сосуды нормальны. В общем весь М. уменьшен в размерах иногда на ги; клинически б-нь выражается расстройством равновесия при стоянии и ходьбе, дрожанием. К этой форме присоединяют семейную дегенерацию М. (Holmes), характеризующуюся первичной и прогрессивной дегенерацией нервных элементов мозжечковой коры; выключается эфферентная система, тогда как афферентная остается нормальной; клинически процесс харак- теризуется расстройством походки, речи, неуверенностью движений, дрожанием головы и конечностей, нистагмом, отсутствием пирамидных и чувствительных расстройств. Начало между 33 и 40 годами. 2. A t г о-р h i а о 1 i v o-p onto-cerebellaris Де-жерина, одна из наиболее точно описанных форм атрофии; начало заболевания в возрасте 40 лет; течение медленное, постепенное; при тщательных расспросах удается; найти указания, что и в более молодые годы имелось затруднение при ходьбе, при выполнении нек-рых движений. Анатомически эта форма характеризуется: 1) симметричной атрофией коры М., более выраженной в полушариях; 2) полной атрофией серого вещества моста и полной дегенерацией средн. ножек мозжечка, при хорошей сохранности brachia conjunctiva; 3) резко выраженной атрофией olivae inferioris, olivae accessoriae-и nuclei arciformis, дегенерацией librae ar-cuatae externae и сотр. restiformis. Атрофия коры состоит в атрофии всех 3 слоев коры, а также миелиновых волокон извилин; клетки Пуркинье неравномерно распределены: местами отсутствуют, местами очень редки; nucleus dentatus меньших размеров, имеет меньше изгибов, но клеточки многочисленны' и нормальны. Белое вещество М. очень уменьшено в объеме. Клинически наблюдается расстройство при движениях всего туловища, при переходе из сидячего положения в стоячее и обратно; все тело приходит при этом в колебательные порывистые движения. При стоянии б-ной широко расставляет ноги и не в состоянии сохранить равновесие. При ходьбе все явления усиливаются. Изолированные движения конечностей сравнительно сохранены, хотя медленны, колеблющиеся и неуверенные. Сила и чувствительность сохранены, речь скандированная. Рефлексы несколько повышены. Развитие б-ни медленное, но прогрессивное; смерть обыкновенно наступает от случайной причины. 3. A t r о-phia olivo-rubr o-c erebellaris (описанная Lhermitte'ом в 1909 г.), очень редкое заболевание, анатомически характеризующееся 1) склерозом и полной демиелини-зацией olivae infer., вследствие чего fibrae olivo-cerebellares в большом количестве исчезли, corpus restiformis частично редуцировано; 2) глобальной атрофией коры М., выражающейся в исчезновении клеток Пуркинье и большей части клеток-зерен с заменой их глиозными элементами; 3) атрофией nucl. dentati и почти полным исчезновением brachium conjunctivum, а также изменениями в nucl. ruber. Клинически б-нь протекает в форме ясно выраженного мозжечкового синдрома. 4. Atrophia oliv o-c erebellaris (описана Holmes'ом) очень приближается к предыдущей форме. Анатомически характеризуется: 1) симметричной ^и генерализованной атрофией коры М. с исчезновением клеток Пуркинье и клеток в молекулярном слое с заменой их глиозной тканью, атрофией и склерозом белого вещества М., 2) изменением olivae infer, и olivae accessoriae с дегенерацией fibrae cerebello-olivares. Ядра остаются нормальными. Клинич. картина напоминает картину рассеянного склероза. 5. Atrophia senilis коры М. характеризуется глиозным утолщением в молекулярном слое и глиозной пролиферацией в слое клеток Пуркинье и вокруг сосудов. Такие изменения встречаются не на всем протяжении коры, а являются частичными, избирательными по отношению к некоторым извилинам. 6. Atrophia cerebellaris, или atrophia primaria nuclei centralis, характеризуется: 1) маленьким размером М. с сохранением коры и белого вещества, 2) атрофией nucl. dentati с уменьшением количества его изгибов и атрофией клеток, 3) значительной атрофией brachium conjuncti-vurn, 4) уменьшением nuclei rubri, fasciculi thalami Forel'n, 5) сохранением olivae inferioris 7. Heredo-atropliia cerebellaris, или heredo-ataxia cerebellaris (наследственная мозжечковая атаксия, болезнь Мари и Фридрейха)—см. Атаксия.— Этиология. Как видно из приведенного выше, некоторые атрофии М. относятся к приобретенным, а потому могут развиться в любом возрасте—у зародыша, в детском, юношеском возрасте и у взрослых. Их развитие ставится в связь с инфекцией или травмой. В зависимости от возраста, когда был поражен М., имеются те или иные аномалии развития или атрофии. Другая группа атрофии относится к наследственным и именно к ~ доминантным заболеваниям (heredo-ataxia cerebellaris) с медленным и про-грессивн. течением. Особо описывается атрофии, к-рые по медленному и прогрессивному течению, по анатомическ. изменениям напоминают предыдущую группу, тогда как указания на наследственность и семейность у них отсутствуют; иногда такая атрофия обнаруживается у лиц, достигших зрелого возраста (40—50 лет), но может наблюдаться и в детском возрасте; позднее появление симптомов объясняется широкой заместительной функцией противоположного полушария (при одностороннем поражении) или других отделов головного мозга; у детей такая компенсация соседними образованиями происходит лучше. Вопрос об этиологическом моменте пока остается открытым. Возможно, что эти спорадические прогрессирующие атрофии являются только спорадическими случаями наследственных форм. Так, atrophia olivo-ponto-cerebellaris была первоначально описана как спорадическое заболевание, однако впоследствии были описаны семейные случаи этой болезни. Диагноз. Симптомокомплекс, наблюдаемый при мозжечковых атрофиях, напоминает клин, картину, развивающуюся и при других заболеваниях М.—опухолях и абсцесах. Диференциальный диагноз проводится на основании наличия общемозговых симптомов при опухолях, повышения t°, изменения состава крови при абсцесах; более затруднительно диференцировать эти атрофии от рассеянного склероза и различные формы атрофии между собой; симптомы более интенсивно выражены, когда захвачены центральные ядра.—Течение б-ни различно в зависимости от этиологического момента: атрофии, развившиеся на почве менингитов или энцефалитов, могут постепенно улучшаться, но иногда после улучшения опять отмечается ухудшение на нек-рое время и снова улучшение, т. ч. получается интермитирующее течение. При атрофиях другой этиологии (наследственные абиотро-фии) б-нь медленно и постепенно ухудшается.—Предсказание для жизни благоприятно, для выздоровления безнадежно. — Терапия—симптоматическое лечение. — Профилактика —• см. Детские параличи. Ранения М. очень редки; за последнюю войну по данным Мари и Шателена (Marie, Chatelin) на 5 000 ранений черепа приходилось всего только одно ранение М., а по данным Шире (Chiray) 2 : 4 100; правильнее сказать,такие б-ные редко попадают на клин, исследование, что объясняется положением М. в соседстве с очень важными в жизненном отношении образованиями (продолговатый мозг), на к-рых почти неминуемо отражается ранение М. и вызывает смертельный исход, если и не непосредственно за ранением, то в очень короткий срок, вследствие чего под наблюдение попадали только очень легкие ранения. М. может быть поврежден или непосредственно ранящим предметом или же осколками черепа, лопнувшего при ранении по касательной. Часто при этом страдает ткань М. и в окружности ранения вследствие кровоизлияния, отека, недостаточности питания или наконец нагноения; часть ткани под влиянием неблагоприятных моментов может некротизировать-ся и элиминироваться из раны. Клинически при ранении М. наблюдается самая типичная картина мозжечкового синдрома, к-рая меняется в зависимости от локализации ранения (см. выше). Постепенно мозжечковые симптомы несколько затихают (в связи с исчезновением отека, рассасывания кровоизлияния) и остаются только те, к-рые зависят от разрушения М.; исключением являются те случаи, когда происходит загрязнение раны и образование гнойника, тогда картина меняется и к мозжечковым симптомам присоединяются общемозговые.—Д и а-г н о з не представляет большого затруднения при наличии ранения.—П р о г н о з долгое время остается под сомнением и только через несколько месяцев можно говорить о благоприятном исходе.—Т е р а п и я—в зависимости от возможности оперативного вмешательства (см. ниже).—Помимо ранения на М. могут отразиться и другие травматические моменты—удар, падение на затылок; если даже они и не сопровождаются переломами черепа, они могут давать все же б. или м. крупные кровоизлияния в М., commotio cerebelli.—Клин, картина мозжечкового синдрома зависит от интенсивности и локализации поражения. В благоприятных случаях постепенное улучшение в связи с рассасыванием кровоизлияния; можно ожидать полного восстановления всех функций. — Диагноз не представляет затруднений.—Терапия — покой, лед на затылочную область. Расстройство кровообращения в М. наблюдается в разных формах. При малокровии, гиперемии, артериосклерозе, поражающем диффузно всю центральную нервную систему, М. страдает наравне с другими ее отделами, а потому его симптомы вхо- *ia дят как часть в общую картину поражения центральной нервной системы. Кровоизлияние в мозжечок—заболевание довольно редкое. Клиническая картина не особенно ясна, так как трудно выделить, какие симптомы приходятся на счет поражения М., а какие зависят от поражения окружающих образований. Кровоизлияния в мозжечок гораздо реже мозговых кровоизлияний, частота их 1 : 12 (Rochoux), 1 : 30 (Hillairet) и зависят они от тех же причин, как и кровоизлияния в головной мозг—arteriosclerosis, сифилис и др. инфекции, интоксикации, травматизм (особенно у новорожденных) (см. Апоплексия мозга). Наибольшая частота кровоизлияний наблюдается в возрасте от 50 до 80 л.; происходят они вследствие разрыва милиарных аневризм. По величине различают большие и маленькие кровоизлияния. Кровоизлияния из art. nucl. dentati могут быть настолько значительны, что захватывают не только соответствующее полушарие, но vermis и полушарие на противоположной стороне, а равно и IV желудочек. Маленькие кровоизлияния встречаются в vermis 'e и в полушариях—в белом веществе, в центральных ядрах и в коре. Нередки множественные очаги. Из ножек мозжечка вообще чаще наблюдаются кровоизлияния в средней. Клиническая картина очень различна в зависимости от величины кровоизлияния, к-рому часто предшествуют продромальные симптомы в различных комбинациях: головные боли в затылочной области, рвоты, неправильность пульса, головокружения, преходящая общая слабость. Заболевание может начаться внезапно, инсультообразно; в этих случаях б-ной б. ч. умирает немедленно или через короткое время. Менее обширные кровоизлияния протекают не так бурно—усиливаются продромальные симптомы, особенно рвоты, появляются непроизвольные движения, расстройства равновесия, общее недомогание, затем потеря сознания; в тяжелых случаях наблюдаются расстройство дыхания, пульса, появление нистагма, содружественные движения головы и глаз, тонические и клонические судороги; этот комплекс симптомов указывает на прорыв кровоизлияния в IV желудочек и в продолговатый мозг; в более благоприятных случаях сознание восстанавливается и тогда выявляется ряд мозжечковых симптомов, к-рые или постепенно улучшаются или остаются навсегда, постепенно уменьшаясь в интенсивности. Мозжечковые симптомы б. ч. наблюдаются на одной стороне. Улучшение идет прогрессивно и иногда все симптомы как бы совсем исчезают—только очень тонкое исследование позволяет выявить тот или иной симптом; нек-рые из вышеописанных симптомов не принадлежат М., а указывают на участие продолговатого мозга, мозговых оболочек и IV желудочка. Диференциальный диагноз приходится проводить 1) с кровоизлияниями в головном мозгу; при последних наблюдаются параличи, пирамидные симптомы, пат. рефлексы; 2) с кровоизлияниями в оболочки, сопровождающимися ригидностью затылка и конечностей, судорогами; 3) с кровоизлияниями в стволо- вую часть мозга, дающими альтернирующие синдромы (см.) и 4) с различными процессами в самом М. — Прогноз зависит от интенсивности и локализации кровоизлияния: почти моментальная смерть после тяжелых кровоизлияний или полное выздоровление после мелких кровоизлияний и между двумя этими крайностями различные исходы болезни. — Лечение и профилактика—см. АпопЛексия мозга. Размягчение М. наблюдается еще реже, чем кровоизлияния благодаря тому, что мозжечк. артерии отходят от a. basilaris под большим углом, что препятствует попаданию в них эмбола, размягчение же на почве тромбоза вследствие артериита (arteriosclerosis, сифилис) также очень редко вследствие анастомоза между артериями. Размягчение может наблюдаться во всех отделах М., чаще в коре, чем в белом веществе или в ядрах; очаги могут быть единичными или множественными. При больших размягчениях давнего происхождения наблюдается деформация мозжечка; на месте размягчения возможно образование кист [см. отдельную таблицу, рисунки 2 и 4]. При вскрытии М. со свежим тромбозом можно отметить, что размягченная ткань резко отличается от здоровой своим бледным цветом и своей мягкостью; мягкая оболочка инфильтрирована, отечна и как бы приподнята над нижележащими тканями; позднее размягченная ткань принимает желтоватый цвет и западает; на границе очень часто очаги кровоизлияния; при размягчении коры от нервной ткани остается только остов из невроглии. Симптомы различны в зависимости от локализации очагов и их распространения. Началу заболевания предшествует б. или м. длительный продромальный период (до нескольких дней), но наблюдается и внезапное начало, причем б-ной сразу впадает в коматозное состояние. Продромальный период характеризуется головными болями в затылочной области, головокружениями, непроизвольными движениями головы. Клинически при размягчениях наблюдается типичный мозжечковый синдром, интенсивность и характер которого меняются в зависимости от локализации очага—■ наблюдаются иногда псих, расстройства, deviation conjuguee des yeux et de la tete в сторону заболевания. Описаны случаи довольно обширных размягчений полушарий М. без участия vermis'а, протекавшие без всяких мозжечковых симптомов. При апо-плектическом начале б. ч. конец фатальный—больной погибает в первые дни б-ни, причем перед смертью находится в коматозном состоянии—потеря рефлексов, паралич сфинктеров, судорожные движения на больной стороне. При небольших размягчениях симптомы постепенно исчезают; при участии же подкорковых ядер улучшение идет очень медленно и всегда остаются какие-нибудь мозжечковые симптомы. В острых случаях с внезапным началом трудно решить, имеем ли мы дело с кровоизлиянием или размягчением М., но дальнейшее течение б-ни иногда решает вопрос. Размягчение может также симулировать рассеянный склероз, хорею, причем также только течение может решить

Рисунок 1. Опухоль мозжечконо-моетового угла, проросшая мозжечок и претерпевшая в нем коллоидное перерождение. Рисунок 2. Киста (а) левого полушария мозжечка, образовавшаяся вследствие размягчения. Рисунок 3. Кровоизлияние в белое вещество правого полушария мозжечка. Рисунок 4. Киста правого полушария мозжечка. Рисунок 5. Кистозно перерожденная опухоль мозжечка. Рисунок 6. Атрофия левого полушария мозжечка. Рисунок 7. Киста (а) левого полушария мозжечка.

К ст. Мозжечок. вопрос.—Л е ч е н и е. У больного в молодом возрасте должно быть проведено антисифилитическое лечение; в более зрелом возрасте такое лечение должно быть проведено с осторожностью. Специального лечения размягчения нет. Абсцесы М. Среди гнойных заболеваний головного мозга вообще абсцесы М. по своей частоте занимают второе место (на первом месте стоят абсцесы головного мозга). Они наблюдаются: 1) при травмах головы в затылочной области с повреждением костей черепа и с проникновением внутрь черепа ранящего предмета или костных осколков; значительно реже бывают они при простой контузии затылочной области без нарушения целости покровов. 2) При заболеваниях костей черепа той же области (остеомиелиты различного происхождения). 3) При заболеваниях среднего уха (otitis media) абсцес бывает сравнительно редким осложнением; по французск. статистике на 1100 случаев гнойного заболевания уха встречается один случай абсцеса М.; при хронич. отитах абсцёс наблюдается чаще (80—88% всех ел. абсце-сов М. ушного происхождения), чем при острых (10—12%) (Neumann, Heiman); абсце-" сы редки до 10-летн. возраста и после 30 лет; срок развитии абсцеса после начала ушного заболевания очень неопределенный—от нескольких дней до нескольких лет; какое-нибудь инфекционное заболевание, травма могут активировать процесс в ухе и вызвать образование абсцеса в М. Обычно абсцес возникает с той стороны, где имеется заболевание уха. 4) Абсцес М. метастатического происхождения—при септицемиях, пиемиях, эндокардитах, при бронхо-, плевропневмониях, при нек-рых инфекционных заболеваниях.—П а т. анатомия. При вскрытии черепной коробки можно отметить нек-рые изменения: dura mater гиперемична, отечна, сильно напряжена в задних отделах в виду выбухания подлежащих частей; при вскрытии durae matris можно видеть измененный М.; в нем наблюдается значительная асимметрия—так как абсцес локализуется б. ч. в белом веществе полушария М., то соответствующее полушарие увеличивается в размерах не только благодаря присутствию гноя, но и благодаря отеку; vermis уклоняется в здоровую сторону; сильно изменены также контуры продолговатого мозга и Варолиева моста. Извилины, расположенные над абсцесом, сильно растянуты, бороздки сглажены; при расположении абсцеса непосредственно под корой меняется и окраска коры М., которая принимает зеленовато-желтоватый цвет; величина абсцеса очень различна—от небольшого лесного ореха до полного замещения полушария М., причем сам М. может быть сведен к очень тонкой оболочке, в которой с трудом можно найти элементы коры М.; в большинстве случаев абсцес бывает одиночным, изредка бывает два и больше; наблюдается также и одновремен. развитие абсцеса в мозгу. Иногда можно отметить наличие фистулы, которая ведет из абсцеса на поверхность М., и тогда в этом месте имеются спайки М. с dura mater. Кора может быть покрыта оболочкой, б. или м. инфильтрированной гноем. I Гной не всегда имеет одинаковый вид: он бывает густой или более жидкий, желтоватый или зеленоватый, иногда с очень сильным отталкивающим запахом; из микробов в гною находят стафилококков, стрептококков, диплококков, но гной может быть и стерильным. Описывают две анатом, формы абсцеса — диффузный абсцес и осумкован-ный. В первом случае абсцес не имеет своей оболочки, а инфильтрирует нервную ткань; во втором случае он имеет очень плотную оболочку, придающую ему вид гнойной кисты. Нервная ткань на месте кисты разрушена, вокруг кисты отечна, размягчена; клетки по соседству с абсцесом также сильно изменены, вплоть до полного их распада; невроглия сильно пролиферирована.— Симптоматология. Несмотря на почти постоянную локализацию абсцесов в полушарии М., все же помимо синдрома полушарий наблюдается и синдром vermis'а, к-рый страдает вследствие отека, сдавления, смещения; кроме того при абсцесе ушного происхождения страдает и вестибулярная система, так что в общем получается очень сложный синдром. Если абсцес развивается как осложнение otitis media, то к симптомам лабиринта обыкновенно присоединяются общие мозговые явления: головные боли в области затылка, рвота, головокружения, повышение t°, общее похудание, усталость, вялость,нистагм; позднее уже присоединяется застойный сосок и мозжечковые явления, к-рые иногда трудно выявить благодаря тяжелому общему состоянию больного. Когда же общие симптомы несколько затихают, то выявляются симптомы заболевания М., меняющиеся в зависимости от локализации процесса и от большей заинтересованности той или иной части М. (см. выше). К ним присоединяются ригидность затылка, пирамидные симптомы и др. симптомы, зависящие от сдавления продолговатого мозга или Варолиева моста; все эти симптомы могут наблюдаться на другой стороне, тогда как симптомы М. наблюдаются на стороне поражения. Исследование церебро-спинальной жидкости может не дать ничего патологического, иногда отмечают гиперальбуминоз, ги-пергликоз; при поверхностных абсцесах в ней находят клеточные элементы (полину-клеоз, лимфоцитоз и т. д.); жидкость вытекает обыкновенно под давлением (см. Цереброспинальная оюидкость). В более поздних стадиях заболевания наблюдаются психич. явления — спутанность, ступор и пр. Развитие симптомов постепенное или внезапное, в зависимости от тяжести инфекции.—Д и а-г но з абсцеса травматического происхождения не представляет больших затруднений— травма в анамнезе, тяжелое общее состояние, мозжечковые симптомы; диагноз абсцеса ушного происхождения обыкновенно облегчается наличием otitis media, к которому присоединяются мозжечковые симптомы; приходится диференцировать также с тромбозом синусов, с менингитами (см.).—П р о-филактика заключается в тщательном лечении ран черепа, ушных заболеваний и других гнойных воспалительных процессов в организме.—П р о г н о з очень серьезный.— Лечение при распознавании абсцеса М. только оперативное (см. ниже). При своевременном вмешательстве возможно выздоровление; статистика результатов разноречива: по Буржуа (Bourgeois) выздоровление в 21 случае из 38; по Вильденбергу (Wilden-berg)—в 32 из 63; по Нейману (Neumann) в 40 случаях из 196.—Воспалительные процессы в М. изолированно не наблюдаются, а мозжечок бывает поражен вместе с другими отделами центральной нервной системы, но иногда мозжечок бывает поражен сильнее других отделов и тогда говорят об энцефалите с локализацией в мозжечке (см. Энцефалиты). Опухоли М. [см. отдельную таблицу III (ст, 551—552), рис. 1 и 5] являются одним из частых заболеваний этого органа; особенно часто они встречаются у детей, у к-рых из всех отделов центральной нервной системы опухоли в М. занимают по локализации первое место. (Статистика и строение опухолей—см. Головной мозг.) По своему строению и происхождению опухоли М. ничем не отличаются от опухолей полушарий головного мозга. Они делятся на истинные опухоли и на ложные (pseudotumor). Первые могут быть первичными и вторичными (метастазами). Первичные опухоли берут начало в самом М. или в окружающих его оболочках; к ним относятся: 1) глиомы, величина к-рых может варьировать от величины небольшой горошины до куриного яйца; развиваются они или в ткани самого М. или из эпендимы IV желудочка, а затем врастают в М. Иногда в глиозных элементах опухоли находят миелиновые волокна и нервные клетки (невроглиомы). 2) Саркомы развиваются или из dura mater, или из периоста, или из мягких мозговых оболочек и адвентиций сосудов и достигают очень больших размеров; начинаются они на периферии М., а затем в него врастают; встречаются довольно часто (13 случаев саркомы из 86 случаев опухоли М., но Starr'у), особенно у детей (10 случаев на 35). Встречаются также псаммомы, эндотелиомы, липомы, миксомы, холестеатомы, ангиомы.— Вторичные опухоли также нередки (в 13 случ. из 63); они могут быть единичными или множественными; их первичный очаг различный: легкие, желудок, почка, надпочечник и т. д. К псевдотуморам относятся туберкулы, гуммы, аневризмы, инкапсулированные менингиты и серозные кисты мягких оболочек. Туберкулы встречаются в М. чаще, чем в полушариях головного мозга, их величина очень разнообразна, они могут быть единичными или множественными, с локализацией в коре и в белом подкорковом веществе; обыкновенно хорошо отграничиваются от окружающего мозгового вещества; вначале имеют серовато-розоватый цвет, позднее желтоватый вследствие творожистого распада.—Г у м м ы более редки, могут находиться или в М. или в оболочках," откуда уже проникают в кору М.— Аневризмы мозжечковых артерий редки. Симптоматология. Симптомы, наблюдаемые при опухолях М., можно отнести к трем группам: 1) общемозговые симптомы вследствие повышения внутричерепного давления; 2) мозжечковые или очаговые сим- птомы и 3) симптомы сдав л ения. Первыми обыкновенно появляются общемозговые симптомы, которые не являются характерными только для опухолей М., а наблюдаются при всех опухолях внутричерепной коробки, но при мозжечковых опухолях они обыкновенно более интенсивны и раньше появляются, что объясняется полоясением мозжечка в задие-черепной ямке—очень узком пространстве, плотно прикрытом сверху tentorium cerebelli. Малейшее изменение величины мозжечка может сдавить vena Ga-leni magna и проходящие возле него синусы (sinus rectus, transversus), что и вызывает раннее появление общемозговых симптомов и их быстрое развитие. Из общемозговых симптомов наблюдаются: головные боли в области затылка, спонтанные или под влиянием внешних раздражений (перкуссии, движения); иррадируют они по всей задней поверхности головы и в мышцы шеи; могут быть постоянными или появляться в форме приступов, сопровождающихся головокружениями, рвотой; рвота появляется вообще довольно рано и бывает очень частой. Застойный сосок при опухолях М. появляется почти всегда рано, очень быстро усиливается и ведет к слепоте. Головокружения существуют при всех мозжечковых опухолях, даже при отсутствии других мозжечковых симптомов и так. обр. являются симптомом, зависящим от повышения внутричерепного давления, а не очаговым симптомом; головокружение может наблюдаться как при перемене положений, так и при всех положениях, зависит от отека внутреннего уха и сдавления лабиринта; часто сопровождается вазомоторными реакциями. При поясничном проколе вследствие повышения внутричерепного давления жидкость вытекает под очень большим давлением (30—45 см, иногда до 100 см при леяхачем положении вместо нормальных 15 см). Вообще же при подозрении на опухоль в задней черепной ямке пункция противопоказана, так как при понижении давления может произойти смещение находящихся в заднечерепной ямке ваянных образований (продолговатый мозг, Варо-лиев мост), что может повести к внезапной смерти. У маленьких детей повышение внутричерепного давления может вызвать расхождение швов, расширение родничков. — Мозжечковые симптомы в начале заболевания могут быть очень мало заметными и теряться среди общемозговых, вызванных опухолью симптомов, к-рые, раз появившись, постепенно нарастают; характер мозжечковых симптомов меняется в зависимости от локализации: при заболевании vermis'a появляется расстройство походки, равновесия, тогда как при опухоли в полушариях—расстройство координации движений (см. выше мозжечковые синдромы); постепенно развиваясь, опухоль с vermis 'а переходит на полушария или обратно, благодаря чему теряется чистота синдромов,— к симптомам заболевания vermis 'а присоединяются симптомы полушарий и обратно. Только путем очень строгого анализа удается установить, какие симптомы появились первыми. — Симптомы, появляющиеся вследствие сдавления, очень многочис- ленны благодаря большому количеству окружающих образований, к-рые могут быть сдавлены; поражается большинство черепно-мозговых нервов, причем в первую очередь страдают VI*—VII—VIII черепномозговые нервы как находящиеся в ближайшем соседстве с М.; их поражение вызывает паралич или недостаточность muse, recti externi, паралич или парез мимических мышц лица, понижение слуха или, наоборот, при раздражении п. VIII—шум в ушах; могут быть также заинтересованы IV пара, V — расстройство чувствительности на лице, особенно на слизистых оболочках, Х-—изменение пульса, рвота; страдают также и остальные нервы. Наблюдаются также сдавления пирамидных путей—-паралич, парез с пат. рефлексами на противоположной стороне или на одноименной; иногда совокупность наблюдаемых симптомов принимает характер альтернирующих синдромов.—Начало заболевания обыкновенно медленное и незаметное—общемозговыми симптомами, к к-рым постепенно присоединяются мозжечковые симптомы; нарастание их может быть постепенное или в виде приступов (опухоли- сосудистого происхождения); в развитии могут наблюдаться и очень кратковременные ремиссии, после к-рых прогрессивное развитие продолжается. Продолжительность болезни несколько месяцев (как исключение—■ несколько недель) или же болезнь затягивается на год и больше. Смерть большей частью внезапная, от кровоизлияния в опухоль, но может зависеть также от сдавления или ■от постепенно нарастающей кахексии.— Диагноз ставится на основании наличия мозжечковых симптомов и симптомов повышения внутричерепного давления. При существовании только последних и при отсутствии очаговых симптомов диагноз ставят на основании локализации головных болей, наличия сильных головокружений, частых рвот, раннего появления и быстрого развития застойного соска. Если к этим симптомам присоединяются мозжечковые, то приходится диференцировать с абсцесом М. Наличие t°, полинуклеоза в крови, соотв. этиологического момента (otitis media, ранение черепа) говорят за абсцес. Экстрамозжечковая опухоль (мозжечково - мостового угла) характеризуется началом со слуховых явлений, участием большого количества че-репномозговых нервов и значительно слабее выраженными симптомами М. Опухоли лобной доли могут сопровождаться явлениями мозжечковой атаксии, но существование других очаговых симптомов позволяет поставить правильный диагноз (см. Лобная доля). Установление локализации опухоли в самом М. основывается на физиол. данных (см. выше физиология и симптоматология). Природу опухоли в нек-рых случаях можно подозревать (напр. при гумме, tbc, метастатических опухолях) благодаря наличию симптомов со стороны других органов и результатам нек-рых лабораторных исследований (RW, химич. изменение церебро-спиналыюй жидкости, реакция на туберкулин и т. д.), во всех же других случаях о характере ее заключают на основании течения, интенсивности симптомов и т. д. —Лечени е— | симптоматическое; поясничный прокол мо-.жет на короткое время улучшить состояние— уменьшить головную боль, головокружения, мозжечковые симптомы; но так как он представляет опасность внезапной смерти, то применять его рекомендуется не для лечебных целей, а только для диагностики. Радикальное лечение — хирургическое (см. ниже). Кисты М. по своей симптоматологии приближаются к опухолям, от которых они отличаются своим происхождением и течением. Кисты М. могут быть последствием аномалии развития и происходить из нормальных полостей мозга и из дивертикулов желудочков—эти кисты нек-рыми авторами называются первичными. Другие же образуются или вследствие размягчения ткани, рассасывания геморагий или являются результатом атрофических или воспалительных процессов (напр. осумкованного менингита— meningite enkyste, возникающего на почве хронического воспаления оболочек; его излюбленн. место мозжечково-мостовой угол; нек-рыми авторами происхождение его ставится в связь с tbc, сифилисом, заболеванием уха — см. Менингиты). Наибольший интерес представляют т.н. первичные кисты как вполне самостоятельная и определенная форма. Прочно установившегося взгляда на происхождение этих кист нет; их объясняют аномалиями развития: 1) во время развития М. происходит временное выпячивание IV желудочка и образование Гис-Больковской щели; отшнуровка этой щели и ведет к образованию преформированной полости, которая, растягиваясь накопляющейся жидкостью, превращается в кисту (Henschen); 2) внедрение в эмбриональном периоде жизни в вещество М. частей мягкой мозговой оболочки, которая затем отшнуровывается и образует ту полость, из которой впоследствии благодаря накоплению в ней жидкости образуется киста (Верзилов); 3) врожденное заболевание эпендимы IV желудочка и окружающей невроглии — врожденный эпендиматит со склерозом невроглии; подобными же изменениями объясняются головная водянка (hydrocephalia) и сиринго-миелия, чем эти три заболевания объединяются в одну нозологическую группу (Муратов); т. о. киста М. с точки зрения этого учения есть не что иное как сирингомиели-ческая полость в М. Полость кисты может иметь связь с IV желудочком или быть независима; иногда в М. одновременно наблюдаются новообразования. Величина кисты очень различная; она может занимать все полушарие мозжечка, благодаря чему оно мешкообразно растягивается [см. отдельную таблицу (ст. 551—552), рисунок 7]; конфигурация его при этом изменена, извилины и борозды сглажены, сдавлены; иногда же киста занимает только часть вещества М., но от главной полости вглубь вещества могут отходить мелкие кисты; наблюдаются кисты и в полушариях и в vermis 'е. Полость кисты выстлана гладкой блестящей оболочкой; содержимое кисты может быть жидкое или полужидкое (коллоид); количество жидкости может доходить до 30 см3; уд. в. жидкости около 1,006, она содержит небольшие количества белка. При очень больших кистах отмечается смещение продолговатого мозга и Варолиева моста. Стенки кисты М. состоят из сильно пролиферированной не-вроглии; глиозные волокна переплетаются во всех направлениях; между волокнами видны паукообразные клетки Дейтерса; на внутренней стенке местами единичные кубовидные клетки, повидимому эпендимарные, плохо сохранившие свою структуру; цельный сплошной эпендимарный покров наблюдается редко; обыкновенно одновременно отмечают и в желудочках гиперплазию эпен-димарного покрова, к-рый в виде массивных выступов вдается в полость желудочков и в подлежащее белое вещество. Иногда вблизи больших полостей находят маленькие самостоятельные замкнутые полости или островки эпендимарных клеток. Очень часто одновременно находят и полости в спинном мозгу, имеющие такое же строение, как и полость в М. В окружности кисты белое вещество размягчено, разрыхлено, наблюдается разрежение нервных волокон; кора в соседстве с кистой истончена, клетки Пуркинье уменьшены в количестве. Мягкая мозговая оболочка особых изменений не представляет. Т. о. кисты М. могут быть страданием врожденным, но остающимся в течение долгого времени в скрытом состоянии; обнаруживаются они в молодом возрасте—между 20 и 30 годами. Из 37 случаев кисты М. 19 случаев падало на этот возраст; до 10 лет было 4 случая; от 10 до 19 лет—7 случаев; между 30 и 50 годами—9 случаев и старше 50 лет— 3 случая" (Верзилов).—Б-нь начинается постепенно с общемозговых симптомов, к которым скоро присоединяются мозжечковые симптомы в зависимости от локализации (см. выше). Иногда мозжечковые симптомы наступают одновременно с общемозговыми, а иногда им предшествуют. Позднее появляются симптомы сдавления окружающих образований. В течении б-ни могут наблюдаться кратковременные ремиссии. Смерть от тех же причин, что и при опухолях; продолжительность б-ни от 2 месяцев до 2—3 лет.— Диференцировать кисты М. от опухолей М. почти невозможно; нек-рые авторы допускают возможность диагноза на основании течения б-ни с колебаниями и ремиссиями. Была предложена пробная пункция Нейсер-Поллака (Neisser, Pollack) как вспомогательное средство для диференциального диагноза (см. ниже).—Терапия—только оперативное вмешательство. Паразиты М. очень редкое заболевание; из паразитов надо отметить цистицерка (cysticercus cellulosae) и эхинококка (echi no-coccus). Цистицерк имеет вид пузырька величиной с просяное зерно, но может достигать величины ореха; в редких случаях имеется только один такой пузырек, чаще же их очень много; иногда пузырьки сидят не отдельно один от другого, а развиваясь от главного, остаются с ним связанными (cysticercus raceraosus). Цистицерк может развиваться в любом месте М.—в коре, в белом веществе, в ножках, в стенках сосудов, а также в мягких оболочках, гл. образом на основании М. около Варолиева моста.— Эхинококк имеет вид пузырька или опухоли велич. от горошины до мужского1 кулака; может быть изолированным, множественным и мультилокулярным; располагается или по поверхности иди в глубине-мозгового вещества. Развитие пузырька цистицерка и эхинококка сопровождается реакцией со стороны окружающей ткани—локальный энцефалит, размягчения (при закупорке близлежащего сосуда), небольшие кровоизлияния; при локализации в оболочках—фиброзный менингит; при эхинококке-эта реакция выражена сильнее.—К л и н. картина недостаточно хорошо выделена в виду редкости заболевания. Когда паразиты достигают больших размеров, они дают-клин, картину опухоли или кисты М. (см. выше), иногда же при жизни б-ного ничем себя не проявляют и их находят только на аутопсии; описаны случаи с псих, явлениями.—Диагноз очень затруднителен, иногда облегчается наличием эозинофилии. Продолжительность б-ни разными авторами расценивается различно, от 3 до 20 лет.—Те~ р а п и я—исключительно оперативная. Профилактика имеет большое значение для предупреждения заражения этими паразитами (подробности см. соотв. паразиты). Сифилис, tbc помимо инфекционных гранулем могут давать и диффузные заболевания, но* тогда М. страдает наравне с др'угими отделами нервной системы (см. Нервная система, патология). Поражением, при общих инфекционных заболеванияхДПри очень многих инфекционных заболеваниях в момент наивысшего развития болезни или в период реконвалесценции наблюдаются расстройства со стороны нервной системы, причем мозжечковые симптомы занимают не последнее место. Из этих заболеваний надо отметить—малярию, тифы (возвратный, сыпной и брюшной), пневмонию, дифтерию, ревматизм и т. д. Приступы малярии в тяжелых случаях сопровождаются нервными симптомами, к-рые могут дать картину мозжечкового синдрома; постепенно симптомы затихают, чтобы возобновиться при новом приступе; иногда синдром не особенно типичен и выражается неуверенностью при ходьбе, дрожанием в руках, расстройством речи. В' легких случаях симптомы исчезают при употреблении хинина, в более же тяжелых. они стойки и не поддаются лечению. При сыпном тифе также наблюдались осложнения со стороны мозжечка; после исчезновения общемозговых симптомов на сцену выступают симптомы локализации инфекции в М.; после выздоровления от основной болезни симптомы начинают очень медленно, но прогрессивно улучшаться; в легкие, случаях возможно полное выздоровление, в более же1 тяжелых на всю жизнь остается ряд мозжечковых симптомов — неуверенность при ходьбе, при выполнении различных действий, затруднение речи, нистагм. При возвратном тифе мозжечковые симптомы могут нарастать после каждого приступа, а затем> при улучшении б-ни иногда постепенно исчезают полностью, иногда же остаются нек-рые-из них, указывающие на заболевание М. То же самое наблюдается и при других инфекционных заболеваниях. Чистые мозжечко- вые синдромы, наблюдающиеся довольно редко, б. ч. сопровождаются симптомами, указывающими на участие в процессе и других отделов нервн. системы (подробности-—• см. Атаксия острая и соответствующие инфекционные заболевания).—При интоксикациях как острых, так и хронич. поражается центральная нервная система, в частности—М. Внешнее проявление острого отравления алкоголем напоминает несколько картину мозжечкового заболевания—неуверенная, шатающаяся походка, неуверенные, некоординированные движения, дрожание в конечностях, в языке, расстройство речи, письма; помимо этих симптомов наблюдаются и другие, указывающие на то, что помимо М. поражены и другие отделы нервной системы; при хронич. алкоголизме отмечены б. или м. стойкие изменения в клетках коры М. Мозжечковые симптомы наблюдаются и при уремии (при ней помимо момента интоксикации играют роль отек и изменение сосудов), а также и при других интоксикациях. Так, описывалисьг церебе-лярные синдромы при отравлении семенами клещевины. Поражение М. при заболеваниях центральной нервной системы. Участие М. отмечено также и при многих заболеваниях центральной нервной системы. При рассеянном склерозе почти всегда находят бляшки или в М. или в его ножках, почему это заболевание так богато мозжечковыми симптомами и нек-рые из них являются даже характерными для классической формы рассеянного склероза. При хорее Сиденгама и Гентингтона наряду с другими симптомами наблюдаются некоторые из мозжечковых симптомов, что указывает на участие в процессе и М. На вскрытии при хорее Сиденгама находили незначительные изменения в ножках М. или диффузную гиперемию во всем М.; вскрытия при этом заболевании очень редки. При хорее Гентингтона в коре М. наблюдались небольшие очаги размягчения, уменьшение величины клеток Пуркинье, их более глубокое положение в слое зерен; уменьшение размеров самого М.-^-При табе'се изменения наблюдались гл. обр. в коре, в молекулярном слое, уменьшение числа миелино-вых волокон и увеличение глиозных волокон; в nucl. dentatus—сморщивание, деформация клеток и наличие пигмента. Эти изменения не считаются специфическими для табеса.—При прогрессивном параличе в М. находили различные изменения: уменьшение количества клеток Пуркинье, их атрофию, изменение в них неврофибри-лярного аппарата, атрофию нервных волокон, редукцию слоя зерен, пролиферацию глиозных элементов. Кроме того, как и в других отделах нервной системы, отмечалось изменение сосудов, мозговых оболочек; этими изменениями некоторые авторы хотят объяснить такие симптомы, как дрожание, затруднение речи и т. д. Аномалии развития М. (агенезии, гипоплазии, атрофии) и головного мозга очень часто ассоциируются с идиотией. Изменения М. были отмечены при амавротиче-ской идиотии; они появляются довольно ра- но и характеризуются исчезновением слоя зерен, маленьких клеток молекулярного слоя, корзинчатых клеток, мшистых и ползучих волокон; клетки Пуркинье остаются б. или м. нормальными, но их отростки изменяются, дают атипичные колятерали; благодаря сильной пролиферации невроглии весь М. приобретает более плотную консистенцию; клинически эти изменения выражались мозжечковой походкой и расстройством равновесия. При dementia ргаесох находили очень резко выраженную гемиатро-фиюМ. либо диффузную атрофию обоих полушарий, уменьшение количества, и размеров клеток Пуркинье, равно как и клеток слоя зерен; клинически наблюдались помимо ка-татонии расстройство равновесия, дрожание, адиадохокинез, асинергия, расстройство речи и т. д.—При заболеваниях на почве недостаточности щитовидной железы (мик-седема) очень часто наблюдаются мозжечковые симптомы в различных комбинациях, указывающие, что расстройство внутренней секреции щитовидной железы отразилось на М.; улучшение от опотерапии подтверждает это. На вскрытии микседематиков находят атрофию коры М., желатинозный вид коры vermis'a. Нет таких проф. невротоксинов, к-рые поражали бы исключительно только М. Обыкновенно страдает вся центральная нервная система, а мозжечковые симптомы входят как отдельные компоненты в общую картину отравления нервной системы. Иногда при некоторых профессиональных отравлениях (ртуть, свинец) могут превалировать мозжечковые симптомы и их выделяют как «мозжечковую форму» того или иного Отравления.                                          Е. Кононова. VІ. Хирургия мозжечка. Хирургическое вмешательство на М. имеет место при травмах, нек-рых формах воспалительных процессов (гл. обр. абсцесах) и наконец при опухолях в широком смысле этого слова (кисты, паразиты, новообразования). Сюда же нужно отнести и хир. вмешательство в области М. при внутренней мозговой водянке, а также рассечение и удаление гемисфер при опухолях слухового нерва.—При мозговой водянке применяются два вида оперативного вмешательства. При водянке типа hydroceph. aresorp-tivus и hydroceph. hypersecretorius делается вскрытие полости cisternae cerebello-medul-laris через разрез membranae atlanto-occipi-talis poster, (операция Anton-Schmieden'a). Края вскрытой стенки цистерны подшиваются к затылочным мышцам или же в mem-brana делается б. или м. широкое ромбовидное отверстие и т. о. создается возможность церебро-спинальной жидкости просачиваться в межмышечные щели шейной, мускулатуры. Операция эта несложна. Проводится продольный (длиной 10—12 см) разрез по средней линии шеи, начиная немного ниже от pro tub. occipitalis до остистого отростка Сц—ш- Мышцы по всему протяжению разреза отделяются от подлежащих костных образований: вверху от чешуи затылочной кости, внизу—от дужек шейных позвонков. Т. о. обнажается задний край for. occipit. magni, дуга атланта и натянутая между ни- ми membrana atlanto-occipitalis, в которой и делают отверстие. Кровотечение при этом бывает очень незначительным. Из этого доступа к cisterna cerebello-medullaris можно вскрыть и полость IV желудочка, что приходится делать при закрытой водянке мозга (hydroceph. internus) и в частности тогда, когда водянка вызвана закрытием foramen Magendii и обоих foramina Luschka. В таких случаях растянутый IV желудочек выстоит в полость цистерны и его легко вскрыть. Однако это не всегда можно "сделать уверенно и иногда приходится итти на обнажение гемисфер, червячка, с резекцией затылочной кости. Гемисферы раздвигаются, червячок приподнимается и обнажается выстоящая стенка растянутого IV желудочка, которая вскрывается. В единичных случаях вскрытие полости делалось путем рассечения червячка.—Вторая группа заболеваний М.,подлежащая хир. вмешательству,—т р а в м а-тические повреждения и их осложнения (гл. обр. абсцесы мозжечка). Третья группа заболеваний М.—а бсце-с ы, к-рые бывают или вследствие травмы области задней черепной ямки или ушного происхождения. — Лечение сводится к опорожнению полости абсцеса, широким вскрытием его с последующим дренажем— марлей, резиновым или же стеклянным (по Witzel'ro) или по методу Леметра (Lemai-tre)—без широкого вскрытия путем дренирования полости абсцеса с постепенным расширением дренажного входа, посредством применения дренажей более крупного диаметра или повторными пункциями (Спасокукоцкий). Исходы хир. лечения абсцесов М., как и вообще абсцесов мозга, постепенно, но прогрессивно, улучшаются; в общем выздоровление наблюдается в 65—70% (Дель-вуа, Разумовский); для абсцесов мозжечка ушного происхождения цифры менее благоприятны-— от 10,45% (Nussmann; 1920 до 52,8% (Кбгпег). Четвертую группу заболеваний М., требующих хир. вмешательства, составляют опухоли мозжечка. Хир. вмешательство при заболеваниях отделов мозга, помещающихся в области задней черепной ямки (субтенториально), распадается на операции 1) при заболевании самого мозжечка—церебелярные заболевания, 2) при заболевании внемозжечковых образований, лежащих в области задней черепной ямки; сюда относятся а) опухоли п. acustici и б) заболевания оболочек мозга в виде опухолей или meningitis circumscrip-ta, костей, как холестеатомы, далее аневризмы, гематомы, паразитарные образования, гранулемы, сифилис, tbc и наконец абсцесы. Все эти образования, различные по своему гистогенезу, по общему признанию невропатологов и хирургов должны подвергаться хир. лечению. Доступ к субтентори-альным опухолям прокладывается через затылочную кость либо путем резекции ее либо по способу остеопластическому. Костнопластический лоскут при этом выкраивается с основанием книзу. Он может быть выкроен шире или $же в зависимости от того, нужно ли обнажить и сделать доступной одну или обе гемисферы М. Соответственно различным методам создания доступа к зад- ней черепной ямке, т. е. с удалением затылочной кости или с сохранением ее, производятся и кожные разрезы. В наст, время практикуются два вида разрезов—в виде буквы П над одной или обеими гемисфера-ми или разрез по Кушингу в виде фигуры лука "р. Как, при том, так и при другом разрезе создаётся очень хороший доступ к области затылочной кости. При необходимости произвести резекцию кожно-мышеч-ио-надкостичный слой тщательно отделяется от кости до for. occipit. magnum. Затем делается отверстие в кости крупной фрезой соответственно наиболее выпуклой задней части гемисферы и отсюда Люеровскими щипцами резецируется кость на желательном протяжении: кверху до обнажения поперечных синусов, а в стороны до места расположения cellul. mastoid., к-рых лучше вообще не вскрывать во избежание возможной инфекции операционного поля. При удалении участка кости, где лежит protuber. oc-cipitalis, бывает значительное кровотечение из синусов, которое с успехом останавливается прикладыванием мышечных кусочков. Нужно сказать, что и при отслоении надкостницы из кости иногда происходит значительное кровотечение из отверстий эмис-сариев, к-рое легко останавливается посредством мышечной ткани. Обнаженный участок кости -позволяет легко ориентироваться в расположении гемисфер М., червячка, sinus occipitalis, в напряжении, в пульсации, в наличии воспалительных изменений оболочек. Вскрытие твердой мозговой оболочки над обеими гемисферами может быть произведено только с предварительной перевязкой sin. occipitalis. Перевязка делается из двух разрезов, параллельных синусу, лучше в верхнем его участке. Затем выкраивается из твердой мозговой оболочки лоскут с основанием книзу. Верхний край этого лоскута проходит на х/22/3 см ниже и параллельно поперечному синусу, загибаясь с боков параллельно нисходящей части поперечного синуса. При костнопластическом способе, одностороннем или двустороннем, имеется ряд существенных неудобств: при откидывании лоскута книзу обычно открывается foramen occipitale magnum. Этот момент является очень опасным,т. к. часто происходит шок (повидимому от сотрясения). Поэтому рекомендуется не нарушать при выкраивании костнопластического лоскута целости fora-minis occipitalis magni. He без основания некоторые авторы указывают на больший процент смертности при костнопластическом методе. На 75 случаев Бурденко при операциях в области задней черепной ямки только в 5% был применен пластический метод. Костнопластический односторонний или двусторонний метод в области задней черепной ямки обычно носит название способа Краузе, хотя принцип остеопластиче-ских и пластических операций на черепе был предложен Вагнером и применялся до описания Краузе (1906) целым рядом хирургов (напр. Eiselsberg в 1894 г.).—После обнажения гемисфер приступают (в зависимости от цели операции) к осмотру и обследованию различных участков М., нервов или участков задней черепной ямки. При этом необходимо помнить, что всякие обследования гемисфер М. легко сопровождаются кровотечением. В особенности это наблюдается при неосторожном отодвигании гемисфер в каудальном направлении и вдвигании шпаделя менаду tentorium и верхней поверхностью гемисферы М. Кровотечение зависит от разрыва вен, идущих от М. к венам tentorii. Во избежание иногда очень тяжелого кровотечения их следует предварительно перевязывать. Перевязка дает возможность произвести полный и совершенный осмотр различных частей М. и главное хода нервов. В дополнение к общей методике операций на задней черепной ямке нужно указать на способ подготовки к операции, на выбор положения больного во время операции, на производство операции в один или два момента, на наркоз и на борьбу с кровотечением. Способы подготовки к мозговым операциям должны быть просты и не должны изнурять б-ного — слабительные должно давать в очень ограниченном количестве. Во время операции б-ным придают различное положение—Кушинг считает особенно целесообразным горизонтальное положение с лицом вниз: б-ной лежит животом и грудью на столе, плечи покоятся на подставках, прикрепленных к столу, а голова опирается лбом на особую подставку, к-рой можно придать различное положение; из многих моделей наиболее простой является модель Кушинга и модель Ленинградского ортопедическ. ин-та (Поленов). Другие авторы придают больным сидячее положение (de Martel), третьи—положение на боку. Кушинг считает особенно выгодным лежачее положение лицом вниз. Бурденко считает, что каждое положение имеет свои удобства и свои недостатки. Очень важный вопрос—а н е с т е з и я; в то время как одни авторы применяют исключительно местную анестезию (de Martel, Forster), другие (Кушинг) пользуются и местной и общей анестезией или комбинацией обеих. В нек-рых случаях, особенно у б-ных, измученных болями, рвотами, сознанием тяжести положения, трудно обойтись без общего наркоза. В последнее время Бурденко испробован был при мозговых операциях наркоз авертином; этот вид наркоза имеет за собой много положительных данных. Какой бы вид анестезии ни был избран при операциях в области задней черепной ямки, необходимо вести тщательное наблюдение за кровяным давлением, за пульсом и дыханием. Лучше всего наблюдать за кровяным давлением путем инструментального измерения. Нередко при операциях на задней черепной ямке при хорошем пульсе наступает или постепенно или сразу остановка дыхания. .Кофеин в больших дозах, вдыхание углекислоты в большинстве случаев помогают восстановить дыхание. Иногда приходится прибегать к искусственному дыханию в течение продолжительного времени (чуть ли не до 6 часов). Если борьба с кровотечением является общим хир. правилом в отношении всех операций, то при операциях мозговых и в частности при операциях субтенторальных она должна проводиться особо тщательно. При этих операциях даже начальные акты, как отслоение надкостнично-мышечно-кожного лоскута, резекция затылочной кости на том или ином протяжении, дают катастрофическое падение кровяного давления, так что встает вопрос о необходимости прервать операцию и расчленить ее на два момента. Эти операции гл. обр. и выдвинули большой принципиальной важности вопрос об одно- и двухмоментных способах производства мозговых операций. Двухмоментные способы нельзя возводить в правило—они не безопасны в смысле инфекции и с ними нужно только мириться. Кушинг блестящие свои достижения объясняет гл. обр. тщательной заботой об остановке кровотечения. В этом отношении громадное значение нужно отвести и предварительной пункции заднего рога бокового желудочка с целью ослабить внутричерепное давление и создать более благоприятные условия для циркуляции крови и уменьшения явлений стаза, а тем самым и кровотечения. Пункцию желудочков нужно делать до вскрытия твердой мозговой оболочки. Полезно, как уже было упомянуто выше, применять тампонацию мышцами, а при кровотечении из кости—воском или деревянными затычками. Иногда бывает очень полезно при кровотечениях придать возвышенное положение б-ному, если операция производится при горизонтальном положении б-ного. Во время производства операции рекомендуется повторное интраве-позное введение глюкозы при падении давления. При кровотечении из ложа удаленной опухоли или из самой опухоли, если приходится ее удалять по частям, борьба с кровотечением лучше всего удается с помощью электрокаутера. При отсутствии его мышечная тампонация, орошение солевым раствором, тампонада солевыми компреса-ми из марли во многих случаях позволяют справиться с кровотечением. Нек-рые авторы рекомендуют вивокол, но он не нашел широкого применения. При операции на задней черепной ямке очень важен и послеоперационный уход в смысле поддержания кровяного давления и очень строгого контроля дыхательных движений. Очень полезно повторное вдыхание СОа и перманентное интравеноз-ное вливание глюкозы малыми порциями (Forster). От этих общих правил делаются в нек-рых случаях отступления, в частности при мосто-мозжечковых опухолях или, точнее говоря, при опухолях п. acustici. Пансе (Panse; 1904) предлагал доступ через лабиринт к п. acusticus, с близостью к п. fa-cialis и обнажением a. carotis int., bulbus v. jugularis, sinus sigmoideus, sinus petro-sus superior. Этот метод имеет за собой то преимущество, что представляет кратчайший путь к опухоли; небольшую опухоль легко можно удалить этим путем. На практике однако оказалось, что часть опухолей оставалась просмотренной, а послеоперационный период давал фистулы и вторичную инфекцию. Также мало практичным оказался и комбинированный способ petro-occipi-tal. с частичной резекцией os. petros. и с перевязкой sinus sigmoidei (Eisberg, Bor-chardt, Eiselsberg). Эти оба способа имеют своей целью сделать доступ к опухоли более коротким,но они имеют столько недостатков, что это преимущество не окупается риском и малым числом положительных результатов после этих операций. Различная природа опухолей, их число и местоположение создают для каждого вмешательства специфические показания, почему невозможно дать общих правил для оперативной техники. Прием, годный для хорошо отграниченной опухоли, будет совершенно непригоден при инфильтрирующей опухоли. То же самое имеет место и при кистах различного происхождения: в одном случае, как напр. при дермоидной кисте, возможно полное ее удаление, при кистах же, представляющих собой гидроцефалию IV желудочка, оперативное вмешательство должно ограничиваться вскрытием ее и частичным удалением стенки. Отшнурованная киста может быть удалена целиком.—При отсутствии на поверхности М. явно бросающихся в глаза изменений иногда нужно сделать пункцию. При положительной находке свойства пунктата позволяют легко ориентироваться в положении дела и выработать план дальнейшего оперативного вмешательства. При доступах к опухоли приходится производить иссечение того или другого участка М.—гемисфер или червячка. Это иссечение переносится относительно легко. Сечение гемисфер производилось или только с одной стороны или одновременно с обеих сторон. Случаев подобных вмешательств опубликовано немного, причем отмечалось отсутствие сколько-нибудь тяжелых симптомов выпадения (напр. случай Краузе, проверенный секцией спустя 4 года после секции гемисфер). Сечения гемисфер предлагалось делать также для доступа к опухолям мосто-мозжечкового угла. При опухолях, захватывающих одну из гемисфер М., приходится производить резекцию значительных участков ее,вплоть до полного удаления с открытием полости IV желудочка. Интересно, что при этом не развивается резких симптомов выпадения.Также приходится поступать и с червячком—сечение его приходится производить при подозрениях на цистицерк в IV желудочке или при подозрении на опухоль как желудочка, так и того или другого участка самого червячка. Иногда опухоль развивается в самом червячке, в заднем его отделе или в верхнем. В этих случаях приходится удалять целиком пораженную часть до обнажения всей полости IV желудочка и с удалением velum medullare. Зияющая рана легко закрывается гемисферами М. (случай lymphangiosar-coma plexiforme—Ъ\ Krause). При опухолях с кистозным перерождением или при серозных кистах могут оказаться пораженными почти до полного исчезновения мозгового вещества одновременно одна из гемисфер и червячок. В случаях опухолей значительного размера в одной из гемисфер и одновременно червячка приходится делать резекцию и той и другой части М. Эти тяжелые вмешательства предпринимались по поводу миксо-саркомы, саркомы с вторичными кистозны-ми перерождениями. Большинство вмешательств кончалось летально. Хир. вмешательство при туберкул е-м е по существу ничем не отличается • от приемов удаления содитарных опухолей в том стадии, когда нет еще расплавления их или когда уже произошла петрификация их. В этих случаях туберкулема удаляется с исключительной, легкостью. При удалении солитарных туберкул ем, особенно расположенных поверхностно, кровотечение бьшает очень незначительно. Труднее удалять инфильтрирующие опухоли туб. характера. Здесь приходится без достаточной уверенности производить резекцию участков мозгового вещества, не имея точной анат. ориентировки относительно границ здоровой и пораженной ткани. Туб. опухоли иногда располагаются конгломератом, поражая поверхность М., твердую мозговую обол очку.— Гуммы реже являлись объектом вмешательства; по внешнему виду и отношению к соседним участкам мозговой ткани эти гранулемы мало отличаются от нек-рых форм опухолей. Прогноз оперативного вмешательства зависит от многих условий, которые удается подвергнуть б. или м. точному анализу—давность заболевания, природа заболевания, строение опухоли, консистенция ее, величина, злокачественность или доброкачественность ее. Наиболее благоприятные предсказания и исходы дают серозные воспалительные кисты экстрамедулярные и далее серозные кисты. Борхард (Borchardt) привел статистику 36 случаев с хорошим исходом в 35 случаях. Опухоли значительных размеров, при удалении к-рых приходится жертвовать значительными участками тех или других частей М. и раскрывать желудочек, дают тяжелое предсказание. Мало благоприятно протекают в конечном результате и те случаи, где имеется вторичное кистозное перерождение опухоли М. В этих случаях, если не всегда получаются осложнения непосредственно при операции, то как правило появляются рецидивы. Наиболее тяжелым является предсказание при ангиосаркоме. Очень часто из-за различных осложнений со стороны важных жизненных центров, расположенных по соседству с областью оперативного вмешательства, или из-за кровотечения, или из-за обширности пат. изменений, или из-за невозможности отыскать опухоль, или выяснить причину тяжелых симптомов со стороны задней черепной ямки операция не доводится до конца и превращается по существу в операцию паллиативного характера, т. е. декомпресионную трепанацию. Иногда эту операцию предпринимают сознательно, желая ею ограничиться, напр. у очень истощенных пациентов. Декомпресионные операции как паллиативные иногда облегчают тяжелое положение на б. или м. продолжительное время, но иногда только ухудшают положение. Операции, произведенные по поводу туб. гранулем, часто бывают очень эффектны вначале, но в дальнейшем большинство случаев кончается туберкулезным менингитом (Ку-шинг, Краузе, Бурденко). Как бы однако ни были незначительны хир. достижения в этой области, нужно признать одно: положение б-ных с заболеванием М. настолько тяжело и безнадежно, что если что-либо и может создать какие-нибудь шансы на улучшение, то только операция.Попытки лечить рентген. лучами или радием пока не вышли за пределы испытания, а результ ты этих попыток очень СКРОМНЫ И СПОРНЫ.               И. Бурденко. Лит.: Бехтерев В., Основы учения о функциях мозга, в. 4, СПБ, 1905; Блуменау Л., Мозг человека, М., 1925; Климов И., О проводящих путях мозжечка, дпсс, Казань, 1897; Кононова В., К вопросу о локализации функций мозжечка (Неврология, невропатология, психология и психиатрия, Сб., поев. Г. Россолимо, М., 1925); Ч е р-нышевА. и Григоровский И., К методике изучения апгиоархитектоники мозга, Совр. психоневрология, т. X, № 4—5, 1930; Babinski J., De l'asynergie cerebelleuse, Rev. neurol., v. VII, 1899; он же, Asynergie et inertie cerebelleuse, ibid., v. XIII, 1906; он же, Quelques documents relatifs a l'histoire des fonctions de l'appareil cerebelleux et de leur perturbations, Rev. mens. de med. int. et de therap., v. I, 1909; о н же, Sympt6mes des maladies du cervelet, Rev. neurol., v. XXI, 1913; В oik L., Das Cerebellum der Saugetiere, Jena, 1906; Brun R., Das Kleinhirn, Schweizer Arch. f. Neurologie, B. XVII, № 1 u. B. XIX, № 2, 1926; Goldstein K., Das Kleinhirn (Hndb. d. norm. u. path. Physiologie, hrsg. v. A. Bethe, G. Bergmann u. а., В. Х, В., 1927, лит.); Horsley a. ClarieE., The structure a fonctions of the cerebellum examined by a new method, Brain, v. XXXI, 1908; Jakob A., Das Kleinhirn (Hndb. d. mikroskopischen Anatomie des Menschen, hrsg. v. W. Mollendorff, B. IV, T. 1, В., 1928, лит.); Klari'eld В., Die Erkrankungen des Rautenhirns {Spez. Pathologic u. Therapie innerer Krankheiten, hrsg. v.F.Krausu.Th.Brugsch,B.X,T.2,B.—Wien, 1924, лит.); KononovaE.,L 'atrophie croisee du cervelet consecutive aux lesions cerebrales, these, P., 1912;Luciani L., Das Kleinhirn, Lpz., 1873; он же, Das Kleinhirn, Erg. d. Physiologie, B. Ill, Abt. 2, 1904; M u n k R., tlber die Funktionen des Kleinhirns, Mitteilungen 1—3, В., 1906—08; Rynberk C, Die neueren Beitriige zur Anatomie u. Physiologie des Kleinhirns der Sauger, Folia neurologica, Band I, 1908; Symposium on the cerebellum, Brain (журнал), v. L., 1927 {ряд статей); Thomas A., Le cervelet, Paris, 1897; о н ж e, La fonction cerebelleuse, P., 1911 (исчерпывающая лит.); о н ж е, Etude sur les blessures du cervelet, P., 1918; он же, Cerveau et cervelet (Nouv. traite de medecine, sous la dir. de G-. Roger, F. Widal et P. Teissier, fasc. 19, P., 1925); T h о m a s A. et D u r u p t, Localisations cerebelleuses, P., 1919; Tschernyschew A. u. Grigorowskyl., tTber die arterielle Versorgung des Kleinhirns, Arch. f. Psychiatrie, B. LXXXIX, H. 3—4 u. B. XCII, H. 1, 1930; de VriesE., Friihembrionale Ursache von Missbildungen des Nervensystems, Schweizer Arch. f. Neurologie, B. XIX, № 2, 1926; Wyllie J., Tumours of the cerebellum, L., 19 .См. также лит. к ст. Головной мозг. 'МОИСЕЕВ Александр Иванович (род. в 1859 г.), выдающийся патолого-анатом. Окончил мед. факультет Харьковского ун-та в 1883 г. Уже будучи студентом стал заниматься пат. анатомией под руководством известного ученого В. П. Крылова. По окончании ун-та был оставлен при кафедре патолог, анатомии Харьковского ун-та на должности пом. . прозектора, каковую и занимал до 1894 г., когда переехал в Петербург. В 1894 опубликовал диссертацию: «О строении и развитии сапных узелков» (СПБ). С 1894 по 1896 гг. занимал должность прозектора детской б-цы им. принца Ольденбургского, а с 1896 по 1902 гг.—прозектора Обухов-ской б-цы. Одновременно состоял приват-

доцентом Военно-медицинской академии. В 1902 г. был избран профессором пат. анатомии в Военно-медицинской академии и эту должность занимал до 1930 г., когда вышел в отставку за выслугой лет.—М. был одним из основателей об-ва патологов в Ленинграде и много раз состоял его председателем.—М. создана своя школа патологов, из которой вышел целый ряд лиц, занимающих в СССР должности профессоров по пат. анатомии и пат. физиологии. Предметом главных научных исследований М. были инфекцион. болезни: сап, дифтерия, воспаления легких, кишечные инфекции; в этой области работы М. дали очень много ценного в смысле выяснения пат. анатомии этих заболеваний. Очень большое значение имеет созданная М. и его школой методика экспериментального воспроизведения артериосклероза путем кормления животных холестерин-содержащим материалом; относящиеся сюда работы, поставившие на твердую почву экспериментальное изучение артериосклероза и много способствовавшие уяснению сущности этого заболевания артериальной системы, создали школе М. мировую известность. В последние годы М. и его школа разработали ряд вопросов, относящихся к пат. анатомии алкоголизма, а также б-ней сердца, печени, кроветворных органов.


Большая медицинская энциклопедия. 1970.

Смотреть что такое "МОЗЖЕЧКОВО-МОСТОВОЙ УГОЛ" в других словарях:


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.